Уже на барашках первой волны «авторского» телевидения — что-то типа 1992-93 — контора Юлиана Семёнова «Совершенно секретно» сделала несколько интересных докфильмов. Один — про казино наших пердей. У меня отпечатался не столько сюжет, сколько тезисность, довольно верная: журналисты явно общались с кем надо общались. Фильм угорел по феномену играющих крупье.

Да, было такое повальное.

Всё бы ничего, останься синдром стартовым, характерным для начала девяностых. Но зародившись на паре факторов — воровстве денег прям за столами и на тотальном отсутствии системного обучения профессии, — он потерял все шансы протухнуть самостоятельно. В итоге, собственная игромания была протащена крупье до упора с вывеской «244-ФЗ», до самого 2006 года. Святая вера в беспроигрышные системы у тех, кто на эти системы разводил клиентов по долгу службы, выставила на имущество не один десяток работников сукна и фишек. А позже, плавно перевела их в клиенты залов игровых автоматов при районных универсамах.

Такая темаха, — надёжно и надолго, а у кого-то и на всю дорогу, — сбивала шкалу соизмерения хотимого с реальным. Быстроденьги и магия протекания их сквозь руки, не оставляли времени на оценку имеющегося — ни материального, ни умственных наработок. Где-то тут ставилась точка, за которой курсовыми маяками по жизни, обозначались лишь единовременные хотюнчики, сродни наркомании. Экстраполяция — давай досвидания.

Интересно — что об этом думает психиатрия. Речь-то за окукливание личинки человека в кое-что иное, с сохранением человека прежнего. Тут на пилюльки или побороться? Или нет? Или да?

С сохранением человека прежнего...

Вчера загуляли в центрах с надёжной приятельницей, у неё тупик. Такой уж человек — чужое до мозолек примеряет на себя, входит с головой. Её многолетняя подруга ввалилась в долги, ляма на два. Только не на себя, на того парня. Сама ввалила ему такие суммы, веря на слово. То ему на лечение в тёплой стране понадобилось, то по мелочи. Болячки, по итогу, и вовсе не было, а на что по мелочи — даже не интересовалась. Не научили папа-мама.

Кредиты, карты, накопления. Всё ушло за пару лет совместной гражданской жизни. Утекло относительно неприметно, не за раз же.

Приятельница больше в офигевании от факта близкого знакомства с обоими — годы напролёт тусили, гоняли в отпуска, все дела. Столько лет — и ни единого подозрения, удивляется чистый человек. Теперь сидят-гадают — наркоман-ненаркоман, игруля-неигруля. Попутно мозгуют — куда дел бабло и как вернуть. Подруга по минусам сотни в полторы, только на одних банках.

Про как вернуть и куда дел — совсем уж интересно.

Работая и качественно зарабатывая айтишником в их же конторе (чёт там нефтегаз кокойто), он однажды насадил технику из своего отдела. Копать — кто — не стали, замяли. Но первый сигнал «опа, прокатывает» он получил, скрее всего, много раньше, специалистам предстоит разобраться. Хотя снять тормоза ему помогли примерно так же — всепрощенчеством. Усугублялось умом персонажа: прошаренный в одном месте гадить не стал.

Насколько прошарен — стало ясно на днях.

Устроив себе отъезд в лес с верёвкой, айтишник стал там натурально приобщаться славы Робивильямса и был внезапно обнаружен медбригадой со следами этого дела на шее. Ну как — внезапно? Сам скоряк и вызвал, конечно же. Типа с перепугу, типа одумался. В большинстве случаев — не для того вешаются, чтобы повеситься.

Дальше — ясно, обкатано поколениями умников. Слегка полечили в реанимации и, не завозя домой покакать, прописали на Каширку, в одну известную психиатрию. Выйдет скоро и уже с диагнозом, не позволяющим привлекать его уголовно. Молодец, чо.

Тоже вот сижу-гадаю. Какие наработки имеются у нашего общества в таких случаях, кроме профилактических рассказов о казино?

Поделиться
Ваш комментарий
адрес не будет опубликован

ХТМЛ не работает

Ctrl + Enter
Популярное
Логоперс