Почище расологии

Вильям Коли наблюдал всякое и стал прививать раковым больным сифилис и рожу. Больные стали выздоравливать от опухолей, изредка помирая от инфекции. Тогда он стал прививать их перегретыми стрептококками. Всё заладилось и Колли теперь у нас — отец иммунологии.

Потому что по сути, воздействие оказывается не на раковые опухоли, а на подорванный иммунитет. От вакцин он просыпается и ест рак.

В 1936 Колли умер и про иммунное лечение онкологии забыли. Но там и не только онкология была, иммунитет же. И к двухтысячным, всё переисследовали снова, а потом даже стали промышленно производить вакцины. Тыща евро за укол например. Или больше. Укол называется «Пицибанил», он произошёл от невредной бактерии. Прикол там в пробуждении человечьих лейкоцитов-киллеров, которые лезут убивать опухолевые клетки.

Один из прорывов — это смелая мысль. Академик Черешнев и кандидат Морова додумались про то, что не все стрептококки паразиты. Есть и симбиоты и нам надо с ними жить. Потом они пошли в старый музей и взяли себе в исследование штамм «Гуров». Он и оказался неопасным для человека и зверей. Лежал там никому не нужный с 1944 года.

Было сделано лекарство «Пиротат» и вылечено много людей. Это где-то в 1970-х.

Что придумали учёные? Как лечить когда мало иммунитета, как заранее не дать заболеть сердцем и сосудами и как заранее сделать иммунитет снова сильным. С ними работало тысяча восемьсот добровольных больных. Они были вылечены от сердца, сосудов и тромбов. А двести вылечились от раков. Там ещё целая толпа болезней, которые можно лечить и заранее запрещать. Иммунитет же.

И вот что они поняли про это всё.

  • Нам не сказали, но хитрые бактерии уже стотыщ назад придумали способ влезать в человека и жить в нём по-тихому, без кашля человеком. Вообще никто про них не знал. Чтобы так получилось, бактерии сделали много ферментов: человек не умирает быстро и не болеет жёстко, а просто живёт с ними вместе. Удобнее же и жить долго можно.
  • Человек так привык, что потом уже не мог без ферментов этих бактерий. Да и ладно.
  • Но человек про это не знал и мало верил маленьким бактериям. Которых и не видел вообще, надо же глупость. И человек стал есть антибиотики и другие противобактерические вещи. Симбиоз стал нарушаться и так нарушился, что теперь у нас рак-болезнь-XXI-века и ещё болят сердце с сосудами. Теперь в нас стало хорошо жить вирусам и вирулентным микробам.
  • А ведь наши симбиотные бактерии вообще в никаких с другими бактериями и вирусами. Да так, что растворяют своими ферментами их основные кислоты ДНК и РНК. И им даже всё равно — какого вируса, всех растворят.
  • А раз мы сами долго убивали все бактерии подряд, то растеряли естественный подогрев своего иммунитета, «полисахариды клеточной стенки бактерий» называется. Мы усыпили свои же Т- и В-лимфоциты и стали мало подавлять вирусные и бактериальные инфекции.
  • Например мы теперь много болеем сердцем и сосудом. Это потому, что кровь теперь вязкая и тромбы получаются быстро и неожиданно где. Мало теперь ферментативного фибринолиза, который нам подарил бактериальный фермент стрептокиназы. И даже много у кого его вовсе нет.
  • Но можно восстановить. Нужно взять себе ту бактерию из старого музея.

Оказывается, сверху бактерии-стрептококки группы «А» накрыты гиалуроновой кислотой, которую наш организм считает своей и ходит спокойным. Бактерия живёт в лимфе, там у неё еда. А как поест, то начинает гадить и стимулировать иммунитет. Всю жизнь.

Вот и секрет — почему надо забирать себе вакцину с этими бактериями.

Поделиться
Логоперс