КТ* прикольная.

Сначала приходишь в центровую противотуберкулёзную больничку на Сокольниках и прёшься от бабаевских зданий начала двадцатого века. Потом грустишь, завидя игровую площадку и детский корпус напротив. Это совсем несправедливо — болеть детям.

Потом идёшь сначала на постановку катетера в вену. Это делают в одном корпусе с болезными. Жмёшься по стене с перепугу (хотя нечего) и щемишься в процедурный кабинет. Там добрая медсестра всё рассказывает про оборудование и показывает штуковины, как будто барыжит катетерами разных диаметров. Потом рассказывает — что будет делать. Это мегакруто, потому что перестаёшь волноваться неизвеснасте.

Потом она выбирает прямую вену и как сунет туда иглой! Очень быстро, ловко и не больно. А на другом конце дырки с пробками, чтобы к ним потом доктор всякое подсоединял. В одну дырку медсестра сразу фигачит с баяна скоко-то кубов Гепарина. А то кровь свернётся и доктору некуда будет лить вкусноэ.

Потом она рассказывает — как попала по жизни её семья, потом она, потом как она попала на эту работу, как не сбить катетер и «ой, давай забинтую, а то свитером заденешь». И прогоняет в другой корпус, где стоит томограф.

Раз томограф просвечивает, то он радиационный и ему положено в другом корпусе. Корпус одноэтажный, врос в землю, его так и называют вросшим. Подходишь к нему, а тебя доктор Соколина Ирина Александровна встречает, говорит «давно ждём». Она тоже хорошая и всё объясняет.

У товарища Соколиной есть медсестра, которая встречает двумя стаканами. В одном невкусный желудочно-кишечный контраст и в другом такой же. «Один пейте, а другой через полчаса». Напару с Иринойсанной удивляются, что пью залпом, не матрос я что ли.

Потом ходишь по коридору, среди таких же ожидающих очереди, и гоняешь по себе контраст приседаниями и нагибаниями. А ожидающие смотрят и так не делают, потому что грустят. А чего грустить.

Скоро приходит твоя очередь и ты идёшь за дверь с радиацией. Так как жёлтый треугольник.

За дверью круто: мега-кольцо, куда тебя будут сувать на лежаке и сканировать всего, много стульев и вешалка. Хорошая медсестра входит с последним стаканом и его тоже надо пить. А ты всё волнуешься — где же настоящий контраст, когда обещан внутривенно. И тут же замечаешь аппарат для американской казни, приделанный к томографу, и сразу понимаешь — а вот же он. Реально он: две большие длинные стеклянные трубки с жижицей, шкалой и краном.

Потом ты снимаешь лишнее (не до безтрусов) и ложишься на свежие салфетки томографического лежака. И чувствуешь себя хорошо, потому что в комнате тепло и проветрено. Приходит медсестра и давай тоже всё рассказывать. Это ужас — сколько раз в день ей приходится. Но она вежливая и всё заранее знает. Поэтому интересно, особенно про волны: «я введу вам контраст и вы почувствуете неприятности в руке и тёплые волны сверху вниз по телу». Во попадалово-то.

Тут же медсестра втыкает трубку от адской машинки в твой катетер. В тебя то есть. И тут же уходит, а ты остаёшься один с томографом, подключенный и ожидающий.

Но потом наступает сеанс и уже не страшно, ведь всё равно он наступил. Нужно слушать томограф, он говорит — дышать, задержать, не дышать и снова дышать. Японский, но по-русски. Потому что врачу надо прицелиться в какой-то твой орган и сфотографировать его. И так много раз, потому что орган у тебя не один, на картинках не видел что ли.

Так тебя возят внутри кольца томографа, туда-сюда. Кольцо большое, чтобы поместился любой человек, даже из фильма Чак и Ларри и даже из Блэйда. И в какой-то момент включают подачу в тебя контраста. Он щипачий, но не сильно, зря только пугали. А потом и правда — становится тепло в горле, а спустя время, ещё в пипиське и где пониже. А потом это кончается. А тебя всё возят и возят в томографе.

Вот закончили тебя возить и приходит медсестра. Думаешь — вот сейчас она из тебя вынет всё и катетер тоже. Но оказывается, надо возвращаться в тот корпус с тоже хорошей медсестрой, где ставили. Это хорошо, потому что заключение врач будет писать целый час, а дождаться надо.

Я иду к процедурной медсестре, снова радуюсь потолкам и коридорам внутри больницы. Прихожу, мы говорим, говорим, чуть всё не забываем. Но она оказывается всё помнит и вынимает из меня катетер, предупредив про кровищу, чтобы я не упал в обморок, нашла барышню.

Начинается кровища из дырки в вене, но где тут барышня. И я увлекательно смотрю на всё и даже снимаю на смарт. Тут же медсестра прикладывает тампон со спиртом и крепко забинтовывает руку, не собьёшь. Уже хочу есть и скорее прощаюсь.

Ухожу есть, чтобы где-то пробыть целый час, пока врач будет писать протокол КТ. Хожу вокруг всей больницы и узнаю, что вход в неё всего один, засада. Зато погулял и вовремя вернулся. Иринасанна завёт к себе в кабинет, где приговаривает, вручает копию приговора и даже диск. И рассказывает — что скачать из интернета, чтобы прочитать файлы. Но головой я уже где-то далеко. Мы прощаемся и тут томография совсем заканчивается.

P.S. Никакого головокружения и вовсе не было, хотя тоже пугали. Усталость была, но это от скуки наверное.

——
* КТ, Computer Tomography.

Поделиться
Запинить
Ваш комментарий
адрес не будет опубликован

ХТМЛ не работает

Ctrl + Enter
Популярное
Логоперс