уоу уоу палехче

«Патера, представляющий мировой дух в романе Альфреда Кубина „Другая сторона“, является измученным мечтателем, чьё воображение прерывается приступами эпилепсии. Сам Кубин — совершенно лунатичный тип.

Выхаживание, точнее мучение неизлечимых, даже агонизирующих больных, приобретает гротескно-жуткие черты в атеистическом обществе, которое, как никакое другое, боится смерти и в котором, вдобавок, умирание губится техником. Это — чистилища. А ведь есть более светлые преддверия.

Начиная с известного возраста и в каком-нибудь безнадёжном состоянии, человек должен иметь доступ, по меньшей мере, к опиуму — не как боязливо дозируемому лекарству, а как средству облегчения. Боли исчезают, нарастает свобода. Умирающий — это барон, он стоит выше закона».

Юнгер. Вильфлинген, 29 июля 1979.



*  *  *
Was quillt auf einmal so ahndungsvoll unterm Herzen, und verschluckt der Wehmut weiche Luft? Hast auch du ein Gefallen an uns, dunkle Nacht? Was hältst du unter deinem Mantel, das mir unsichtbar kräftig an die Seele geht? Köstlicher Balsam träuft aus deiner Hand, aus dem Bündel Mohn. Die schweren Flügel des Gemüts hebst du empor. Dunkel und unaussprechlich fühlen wir uns bewegtein ernstes Antlitz seh ich froh erschrocken, das sanft und andachtsvoll sich zu mir neigt, und unter unendlich verschlungenen Locken der Mutter liebe Jugend zeigt.

Восхитительный бальзам
По капле стекает из твоей длани, из коробочки мака.
В сладостном опьянении ты расправляешь отяжелевшие крылья души
И даришь нам радости — тёмные и несказанно тайные, как ты сам.
Радости, которые нам позволяют отмстить небу.



*  *  *
Der Jüngling bist du, der seit langer Zeit
Auf unsern Gräbern steht in tiefen Sinnen;
Ein tröstlich Zeichen in der Dunkelheit —
Der höhern Menschheit freudiges Beginnen.
Was uns gesenkt in tiefe Traurigkeit
Zieht uns mit süßer Sehnsucht nun von hinnen.
Im Tode ward das ewge Leben kund,
Du bist der Tod und machst uns erst gesund.
* * *
Ты юноша, который много лет
Стоит над нашим прахом в размышленьи,
Во тьме являя утешенья свет
И ангелов небесных устремленья.
К печали той, которой горше нет,
Теперь влечет нас в сладостном волненьи.
Жизнь вечную дано с тобой открыть,
Ты — смерть, и ты лишь можешь исцелить.

Поделиться
Логоперс