Второй заход. Первая «госпитализация» недавно оказалась консультацией, состоявшейся за три часа дороги в одну сторону.

Нынешняя обещает быть чем-то похожим. По словам врача торакального отделения Шевцова, кладут меня только для взятия биоптата из лёгкого, на предмет возможного определения первичного очага по клеткам вторичных метастазов. бггггг... Валяться, минимум, два дня: завтра точно брать не будут, так как это операция под общим наркозом, а меня к ней ещё готовить надо.

По итогу, если будут «выписывать» после процедуры и гнать о необходимости подождать результатов ещё недельку-другую, забарикадируюсь на каком-нибудь гальюне с защёлкой и вызову всё, что можно. Я не требую тотального выздоровления за пять сек, мне тупо нужна обычная диагностика, которую реально сделать за сутки. Не напрягаясь. Ту диагностику онкологии, которую мне отказываются делать уже два месяца. Ту диагностику, методологии которой — сто лет в обед. И для проведения которой, все больницы уже давным давно оснащены — мной и миллионами работяг страны.

У меня нет выхода: вопрос стоит о выживании, причём не я его так поставил. И даже не сама болячка. Кстати, уже по вполне ощущаемым признакам, крабики в моей тушке плодятся и размножаются довольно резво. Ещё неделю назад, я знал о новообразованиях в лёгких и печени, лишь по фотокарточкам томографии и рентгена. Теперь потихоньку начинаются боли. И эти нежные прикосновения писца, есть прямое следствие намеренного затягивания — нет, даже не лечения — банальной диагностики рака.

Пару месяцев назад, «врачи» Онкодиспансера №2 САО Москвы — Колесников, Быстров и примкнувший к ним начпозданию Радлевич, решили вообще не принимать участия в определении первичного очага, да и самой природы моих метастазиков. Если конечно не называть таковым определением, неспешные мероприятия по постановке меня в многочисленные очереди, то на УЗИ, то на шланг с телестудией в дупло. Кровь на онкомаркеры? Иди и ищи где хочешь. Томография на контрасте/изотопе? Свободен, не слышали о таком. И так далее.

Слегка бодрит тот факт, что диспансер является подразделением той больнички, на которую мне предстоит завтра заехать. Как и тот, что звон о десятке моих заявлений (минздрав, росздравнадзор, следком, админка президента, прокуратура, несть им числа тащемта...), уже стопудово донёсся до локаторов братии сей. На торжественную встречу губу не раскатываем, но рогами упираться всяко будут — по поводу, а можно и без.

Разве есть у меня другой мэтодъ выживания, кроме привлечения внимания общественности к этому беспределу? Той общественности, которая ничем от меня не отличается и вполне понимает: моё попадалово — не совсем моё, так попадёт каждый из них, случись та же беда.

***

Выложу-ка ещё раз. Это скрины заявления с изложением происходящего. На трёх страничках.

Есть и постоянно обновляемая запись в формате дневника, увлекательно.

Страница 1 — 3

https://img-fotki.yandex.ru/get/4801/141045115.19/0_10015b_5d4840a7_orig.jpeg:

Страница 2 — 3

https://img-fotki.yandex.ru/get/4612/141045115.19/0_10015c_3613214a_orig.jpeg:

Страница 3 — 3

https://img-fotki.yandex.ru/get/4612/141045115.19/0_10015d_18398b58_orig.jpeg:

***

Ну и плэйн-текст заявления тоже сгодится. Копируйте, распространяйте. Имена, места, явки, схроны, всё тут:

Президенту Российской Федерации (как вариант) от Антона Владимировича Шигаева, зарегистрированного и проживающего по адресу — 125502, город Москва, улица Лавочкина, дом 54, корпус 1, квартира 110. Телефон: +7 (926) 528-36-93. Имэйл: anton@shigaev.com.

Заявление о противоправном затягивании диагностики предположительно онкологического заболевания

Товарищ президент. Исчерпав возможности получения медицинской помощи, а так же стоя на грани окончательной потери здоровья и впоследствии жизни, обращаюсь к вам, как к гаранту моего конституционного права на здравоохранение и жизнь.

Вследствие противоправных действий ряда специалистов-медиков — как врачей, так и администраторов — мой диагноз не установлен уже второй месяц. Всё это время я вынужден жить в тревожном ожидании перехода процесса разрастания метастазов в неизлечимую стадию.

Мне 43 года, пока ещё я чувствую себя средне и стараюсь не выпадать из обычной жизни. Я бы мог и дальше работать, помогать семье. Но судя по динамике развития новообразований и затягиванию банальной диагностики их первичного очага (я уже не говорю о лечении), всё это не надолго.

Онкологи — повсюду, со всех сторон, в научных работах, в СМИ, при любом удобном случае — говорят о необходимости ранней диагностике рака. Но на деле, я вынужден испытывать на себе абсолютно обратное — чёрствость ряда врачей, их преступную халатность, игнорирование фактов о заболевании. По сути же, всё это признаки оставления человека в опасности, что рано или поздно приведёт к моей смерти, вследствие необратимых метастатических процессов.

***
16 марта этого года, я был доставлен скорой помощью в ГКБ №50 Москвы (карта 1506081) с температурой 39°, простудился. В тот день, мне была сделана флюорография, а на следующий и компьютерная томография. Обе процедуры показали множественную диссеминацию лёгких метастазами. Плюс, были обнаружены два очага в печени. Моя история болезни и выписной эпикриз лечащего врача Соснина П.С., указывают на необходимость проведения обследования для уточнения природы метастазов. И каждое из них — не просто необходимо, но и предусмотрено реестром полиса ОМС.
Однако на четвёртый день, меня попросту выкидывают из больницы — с температурой и не проведя даже тех исследований, которые назначены в истории болезни (копия на руках). Например, спустя полтора месяца после выписки, я неделю ожидал очереди на колоноскопию во 2-м Онкологическом диспансере САО Москвы. Но, оказалось так, что она была назначена мне ещё в той 50-й больнице. Назначена, но по злостной халатности и самоуправству лечащих врачей, не проведена. Полтора месяца для онкологии — это жизнь.

По заверению специалистов, всё происходит на фоне застарелой диссеминации. А это означает гарантию ускорения процесса через любой стресс или инфекцию. Акцентирую ваше внимание на том, что я не в сарае лежал, а в оборудованной московской клинике.

Подозрения на туберкулёз и саркоидоз были сняты ранее, обследованием в 16-м Противотуберкулёзном диспансере САО Москвы и повторной томографией с контрастированием в Туберкулезной клинической больнице №7 Москвы, 6 апреля 2015 года. Странно, но до заключения фтизиатров, ни врачи 50-й больницы, ни онкологи 2-го онкологического диспансера САО Москвы, отказывались рассматривать возможность заболевания по своему профилю, рака.

Между тем, во 2-й онкодиспансер я не сам пришёл, а был своевременно направлен урологом своей поликлиники №108 САО Москвы.
Время шло. Повторная томография чётко показала у меня динамику роста метастазов — как в объёме, так и в количестве. Речь о динамике, наблюдавшейся лишь за неполный месяц. О том, что творится в моих лёгких сегодня — мне не хочется и думать.

Врач-онкоуролог 2-го онкодиспансера Быстров А.А., на первом приёме отказался знакомиться с протоколом томографии и УЗИ из 50-й ГКБ, чем сразу отодвинул начало диагностики на неопределённый срок. В категоричной форме, он потребовал зайти к нему через недельку, теперь уже на его УЗИ и, попутно, сдать анализ крови на онко-маркеры в поликлинике по месту жительства. Это — ещё минус пару недель, в лучшем случае. Прошу обратить своё внимание на то, что всё это происходило не на плановой поликлинической диспансеризации, а в специализированном и полностью оснащённом медучреждении.
Каким удивительным бы это не показалось, но метастазы, тем временем, не собирались останавливаться в своём росте. Те метастазы, очаги которых давно видны невооружённым глазом на обычном рентгене.
После недельных метаний, я попросил Быстрова ознакомить меня с перспективами диагностики. В ответ, Быстров пригласил на приём, к восьми утра следующего дня. Но, прибыв вовремя и представившись, я не был принят — ни в восемь, ни в десять, ни в одиннадцать. На мои вопросы о причинах игнорирования меня, Быстров не отвечал, попросту уходя к себе.

Считая действия Быстрова — не только хамскими и не соответствующими званию врача, но и опасными для моей жизни, я был вынужден обратиться к руководителю диспансера — Радлевичу В.В, в письменной форме попросив его дать свою профессиональную оценку действиям онкоуролога. Ответ оказался отрицательным, содержавшим лишь фразу о том, что он считает действия Быстрова верными.
И всё. Ни рекомендаций по ускорению процесса, ни шага в сторону диагностики, ни попытки вникнуть в ситуацию. От кого ещё мне ждать помощи, на которую я всю жизнь работал? От специалистов, которым плевать на истекающее время своих пациентов?

На тот момент, ещё не потеряв надежды на помощь онкоурологов, я пошёл к заведующему отделением онкоурологии — Колесникову Г.П, непосредственному руководителю Быстрова. Однако и там мне порекомендовали пойти и самостоятельно поискать — где мне пройти диагностику. Я поставил перед Колесниковым Г.П. общий вопрос — о самой возможности проведения диагностических мероприятий в пределах онкодиспансера. Внезапно он оказался для Колесникова настолько неудобным, что Колесников Г.П. заявил о «недостаточности» моего страхового полиса, вызвал охрану и попросту избавился от меня, запугивая применением насилия.

В результате такого самоуправства со стороны того, кому вообще-то принято доверять — врача, я испытал глубокие моральные потрясения, до конца дня оказался полностью неработоспособным и вынужденным принимать таблетки валерианы. Впоследствии, потратив массу времени на поиски бюджетного способа сдачи анализов крови на онко-маркеры, я всё же решил проверить утверждение профессора Колесникова о некоей несостоятельности моего страхового полиса. Оказалось, что он обманул меня: моя страховая компания «РОСНО» подтвердила наличие требуемых анализов в реестре, а значит — отказ был неправомерным.

Апогеем затягивания, стало отфутболивание меня из онкологического диспансера №2 в 62-ю Московскую городскую онкологическую больницу. Собравшись и отмахав туда десятки километров, будучи убеждённым онкологом в том, что еду на госпитализацию, я попал лишь на консультацию, которую мог получить и в диспансере, не тратя времени.

Там, для начала, врачом отделения абдоминальной хирургии Бариновым С.А., я был поставлен перед выбором — либо сделать УЗИ за 300 рублей для определения возможности получения биоптата из печени, либо уехать домой и больше не возвращаться. Заведующий абдоминального отделения Горшев И.А. подтвердил сказанное Бариновым и принялся молча выжидать моей реакции.
Не получив от меня согласия на оплату бесплатной процедуры, Горшев, быстро и на глазок, определил невозможность проведении биопсии из печени. После чего, он избавился от меня, отправив в другое хирургическое отделение — торакальное. В нём врач Шевцов В.В. отказал мне — не только в срочной госпитализации, но и в диагностике, сославшись на некую очередь для этого. После чего, записал на обычную плановую госпитализацию. При этом, даже не намекнув на величину срока её ожидания.

Мне непонятно — о какой очереди и о какой плановой госпитализации, о каких сборах анализов по углам и о каких диагностических процедурах с ожиданием по неделям идёт речь, при активном росте метастазов. Я не могу этого понять — ни как медик по образованию, ни как человек, чья жизнь находится в опасности из-за халатного бездействия профильных специалистов, ни как отец, сын и рабочий, на котором лежат обязанности перед близкими и обществом. У меня остаются желания, а в теории и возможности, помогать людям и дальше. Но на сегодня, мне уже пришлось уйти с работы — исключительно для беготни по врачам, поискам мест для проведения диагностики и высиживания очередей. Временно, я надеюсь.

Я не хочу себе никаких преференций и протекций, ни у кого не прошу денег и лишних квот. Я просто второй месяц бьюсь над тем, что делается за день в оборудованном стационаре — над сбором данных для верификации диагноза и для определения первичного очага метастазов.

Может быть, в добавок, я захотел чего-то совсем запредельного. Но всё же было бы неплохо получать от врачей — вместо вызова охраны, молчания и невыполнения ими же назначенных процедур — ещё и конкретные ответы на несложные вопросы о сроках ожидания, о планах на обследование и о причинах в отказе от той или иной процедуры. По крайней мере, это снизило бы нагрузку на нервную и сердечную системы, столь необходимые онкобольным в их борьбе со страшным заболеванием.

***
Данным обращением, я прошу принять меры для:
1. Инициирования ведомственной проверки действий перечисленных мной специалистов и администраторов 50-й городской клинической больницы Москвы,
2-го онкологического диспансера САО Москвы и 62-й московской городской онкологической больницы, на предмет их правомерности, соответствия нормам охраны здоровья человека и понятий врачебной этики, в особенности при работе с заболеваниями той симптоматики, которая приведена в данном обращении.
2. Незамедлительной комплексной диагностики моего организма:

  • а) для верификации, либо опровержения онкологического диагноза и установления иного заболевания, в таком случае;
  • б) для определения первичного источника метастазов;
  • в) и для предотвращения перехода заболевания в трудноизлечимую и неизлечимую фазы.

О результатах проверки и дальнейших действиях по сохранению моих жизни и здоровья, прошу ответить по контактным данным, приведённым ниже.
Телефон: +7 (926) 528-36-93. Имэйл: anton@shigaev.com
Адрес проживания и регистрации: 125502, город Москва, улица Лавочкина, дом 54, корпус 1, квартира 110.

Антон Владимирович Шигаев, 43 года. Москвич, среднее специальное образование, рабочий, сын, отец. 27 апреля 2015 года.

Поделиться
Запинить
10 комментариев
Наталья

Антон, Вы не одиноки! Мне вообще 2 месяца назад после операции было отказано в постановке на онкоучёт и обслуживании в онкодиспансере №2 г. Москвы в связи с тем, что у меня нет московской прописки. Несмотря на то, что у меня имеется официально выданное мне направление от лечащего врача (из московской поликлиники №62, где я прикреплена по месту фактического проживания), и медицинский полис ОМС, выданный мне в Москве. Я родилась в Москве, в Москве плачу налоги, а ублюдки в регистратуре, увидев мою прописку в другом городе и диагноз: рак мочевого пузыря, просто начали ржать......
Так что я, например, просто пожелала им такого же диагноза в их семьи. Вот и всё. Где лечиться — не знаю. Пусть мои налоги (по 10000 в месяц) выйдут им боком.

Антон Шигаев, эмоционал-провокатор

Более чем реальная ситуация. Вот поэтому и не вижу смысла ждать у моря погоды. Привлечь внимание СМИ и правоохранительных — жизненно необходимо.

Маша

Твоя страховая в курсе же беспредела? Или ты туда звонил только уточнить, какая помощь оказывается по ОМС?

Антон Шигаев, эмоционал-провокатор

Я не успел подать им заяву. Попробую из инета, но потом дошлю заказным.

Муслов Мундрей

Врачи тебя за это сначала используют для своих опытов , а потом беспощадно и цинично отравят. Проверено на себе.

Антон Шигаев, эмоционал-провокатор

Тут толпа прекрасных специалистов. Но когда надо всеми начинает виснуть одно зазвездившееся, да ещё убедившее пару дядь сверху в своей незаменимости, под гору катится всё.

Маша

В страховую достаточно обращения по телефону. В СОГАЗе, например, всё просто: звонишь, если все операторы заняты (что скорее всего), то оставляешь короткое сообщение на автоответчике (в твоем случае важно сказать, что это срочно), оставляешь контактные данные и тебе перезванивает их юрист. У него такая работа — злостно сношать ЛПУ. В твоем случае скорее всего попросят подъехать и подписать иск или иски.

Антон Шигаев, эмоционал-провокатор

Ок. Не знал про это.

Маша

Если пошлют, то резко меняешь страховую на Ингосстрах или СОГАЗ (имеешь право это делать раз в год). Но тебе оптимально остаться в той же страховой, поскольку а кто его знает, может, за обследования в первой больничке, проведенные на бумаге, больничка деньги-то поимела, а это уже мошенничество и уголовная статья. Страховая точно узнает, были списаны бабки или нет. Тебе они результата сказать права не имеют, но шевелиться от этого начинают порезвее.

Антон Шигаев, эмоционал-провокатор

Вот и пускай шевелятся, только это и нужно. Мне больше за бабок с детями боязно, чем за себя. Но есьи я себе тему не прокачаю со звоном, то им ничего не светит подавно.

Маша

Я про алгоритм сношения полуклиники через страховую уже писала. Горздрав обязан ответить тебе в течение 30 рабочих дней с момента получения ими обращения. С ними у меня было так: сначала позвонили из поликлиники и просили подойти без очереди, ща вам всё будет, а через пару недель пришел письменный ответ. Но у меня всё было проще: надо было всего лишь взбодрить администрацию.

Роман

Как я Вас понимаю, Антон! Мне даже и добавить нечего. Жаль, что у меня не хватает ума на аналогичные действия :(

Сергей

43 года... Это тот возраст, когда жизнь не должна обрываться. Но я не понимаю почему Вы не захотели заплатить 300 р. за УЗИ, не было при себе? Да попросили бы у кого нибудь, хотя бы у того же доктора, под расписку. Я могу ошибаться, но по моему диагностика почти во всех клиниках сейчас законно на платной основе! В реестре бесплатных процедур по большей части раздуто из того, что никому не нужно или вообще не практикуется, это специально огромная раздутая статья расходов, что бы нам показать как много Департаментом здравоохранения совместно со страховыми компаниями оказывает населению страны бесплатных услуг, процедур. В реальности все то, что нам действительно необходимо- это платные процедуры, куда входит диагностика КТ, МРТ, УЗИ и большая часть анализов. Я хочу пожелать Вам не падать духом и сделать возможное и невозможное для выздоровления, хотя по слухам о метастазах в печени это прямой показатель на химиотерапию, с дальнейшей лучевой. Для химиотерапевта важно знать первичный источник метастазов, поскольку препарат избирательно подбирают по назначению. В 62-й консультирует Строяковский Даниил Львович! Если я не ошибаюсь, у него консультации платные и стоимость консультации 4,5 тыс р. , т. е. в 15 раз дороже процедуры УЗИ. Что касается 2-го онкологического, так там нет стационара, они не кладут, хотя обеспечены всей необходимой техникой; КТ, МРТ, УЗИ, Рентген, нет только полноценной лаборатории, гистологию не сделают! Что касается затягивания, так это развал сверху. Больницы физически не справляются с потоком заболевших! Медицину частично развалили; больницы объединили, медиков сократили, наработанные десятилетиями методики с их специалистами растоптали. Это все потому что во главе медицины стоят совершенно недалекие безграмотные специалисты, частные клиницисты. Что будет дальше- дальше будет хуже. Мы постепенно переходим на платную медицину, только вот никаких денег на лечение нам не хватит, выхода два, либо не болеть и вести правильный образ жизни, либо смириться и тихо помереть!

Антон Шигаев, эмоционал-провокатор

Только человек далёкий от реальности может иметь что-нибудь против платных услуг. Оплата услуг — естественный способ социальных взаимоотношений между потребителем и исполнителем. В моём случае, исполнителю платит социалка. Платит сполна, от и до. Если я начну швырять деньгами там, где это неуместно по закону, то завтра произойдёт то, что случилось чуть ли ни в каждом медучреждении — среди медработников, обязательно отыщутся умники воспринявшие незаконную оплату как должное. А далее, будут требовать ей на каждом шагу с тех, с кого им брать не положено.

Моя обязанность перед неимущими (надеюсь Вы в курсе — какое это дикое число людей) как человека вполне обеспеченного — не создавать подобных прецедентов. В беллетристике сие зовётся «быть принципиальным», либо «лезть в залупу».

***
Мой рак не предполагает обнаружения первичного очага. Поэтому идёт долбёж таргетными пилюльками по каналам его распространения — по эндотелию кровеносных сосудов. Не знаю, что было бы лучше — химия или лучевая. Но они бесполезны.

Антон Шигаев

***
Даниил Львович — мой химиотерапевт. Участковый, проще говоря. И при том вменяемый на все сто. Он о деньгах и не думал заикаться. Напротив, он сделал выговор своему коллеге из онкодиспансера, который что-то там сказал — то ли о неудобных обстоятельствах, то ли о нехватке времени... «Твоё дело — людей лечить» — это слова Строяковского. Уверен, что он помог тысячам.

***
С медициной у нас пока не край. До края ещё далеко. Хотя, Вы верно обрисовали проблему, начавшуюся с головы. Руководить полевыми врачами должны те, кто был ими ещё вчера. Но даже в таких условиях, любой случай затягивания требует детального рассмотрения. Что до меня, то мне отказали в диагностике на раннем этапе. Отказали, а не растянули очередь. Отказали те, кто вполне мог взять за руку и отвести на томографии любого типа. Это разные вещи, с разным результатом. Тем более, что время доказало их халатность: меня всё равно обследовали в тех же больницах и по полной программе. Только с пинка под зад.

***
Я ещё вполне на ногах, но я такой, при моей стадии, один на тысячу. Меня трясёт от осознания факта брошенности тех тысяч — нищих, корчащихся, охуевающих от безысходности. Поэтому, я не могу остановиться и перестать требовать положенного. Если я продвигаюсь хоть на миллиметр, значит кто-то из подоночков высадился на очко и отныне крепко думает, прежде чем взять не своё со старухи.

Евгений Назаров

Вы совершенно правы, Антон! Но речь идет о постановке диагноза. Если по месту прикрепления к официальной больнице срок очереди составляет месяцы, человек пытаясь сократить срок ожидания обращается в другую больницу, но там уже как правило на платной основе. В поликлинике МГОБ 62- бывшем ОД 2, исследования на МРТ бесплатные по ОМС, а уже в самой ГАУЗ МГОБ 62, все тоже, только платно. Статус больницы иной ГАУЗ- государственное автономное учреждение здравоохранения. К сожалению количество онкологических больных на порядок выше пропускной способности больниц на территории России. Лет 20-ть назад на корню разрушили серийное производство уникальных Российских линейных ускорителей ( сговор д-ра предприятия с производителем от Siemens). Я иногда сожалею, что у нас смертную казнь упразднили. А про малоимущих вообще молчу. Жену моего брата отпустили умирать из 62-й после 2-го курса химиотерапии- отрицательная динамика. Без химии возможно пожила бы чуть дольше, но иного варианта не было; рак 4-й стадии, с метастазами по позвоночнику, в легких и  печени. А вот тетушку оперировали примерно в 2007 там же, в возрасте 73 года. До сих пор жива, созваниваемся. Как говорят: спасение утопающих- дело рук самих утопающих. За себя нужно бороться. Потеря времени стоит дороже! Все знают, что рак на 1-й стадия лечится и подчас полностью. С3-й гораздо сложнее, ну а в 4-й, если кому повезет!

Антон Шигаев, эмоционал-провокатор

В 73 года на операцию... Ого! Долгих ей лет! Всем бы такое здоровье, искренне за неё рад.

Про разделение форм оплаты между больничкой и больничковым диспансером, дело известное. Но суть в приоритетах, определяемых медиками при оказании. Тут ещё проще: за тех из них, кто что-то подзабыл, закон всё сделал: человек на первом месте, хотюнчики — на втором. В моём случае, хотюнчики у медиков зашкалили.

Судите сами. Мне не отказали в томографии при диспансере, но вынудили купить за 3000 рублей контрастное вещество, без которого томография бессмысленна. Про бессмысленность мой химиотерапевт говорит, не я. Далее волшебнее: мне не предоставили никаких вариантов. От слова «вообще». Хотя, в то же время, знали: на больничке мне всё сделают бесплатно. Вариант? Вариант. Но я-то был не в курсе. Таким образом, статья 19.5 323-ФЗ, «медиками» была пущена по пизде, вместе с их же утверждением о необходимости скорейшего лечения рака, как единственной панацеи. По-русски говоря, пациента оставили в опасности на фоне вымогательства и халатного отношения к своим обязанностям должностными лицами.

Без вопросов, я сам себя обеспечу всегда, всеми этими пилюльками и процедурками. У меня полно родни и друзей, за меня взялись порубиться некое число депутатов и общественных организаций, у них тут тоже свои интересы. Но кто этот «я» без тех больных, кто теперь не в состоянии за себя даже пошевелиться? Я их знать не знаю, но каждый из них когда-то внёс свою копейку в мои образование и защиту. Пока на ногах, буду стараться минимизировать случаи подобного беспредела. Как раз потому что время дороже.

***
Слышал об истории с Сименсом. К слову, производство процессоров подрубили ещё раньше. А учитывая то, что я уже в детстве видел буржуйские ЭВМ в проектных институтах рядом с нормальными советскими, то вряд ли подрубили за просто так.

Ваш комментарий
адрес не будет опубликован

ХТМЛ не работает

Ctrl + Enter
Популярное
Логоперс