Самые комментируемые за месяц

Как уже в приёмке распишут всю твою дальнейшую.

Прибывшие в очереди на нервяке, локаторы навострены. Инфа в них влетающая трансформируется мухой. Образы на выходе Данте оптом скупает, перепродать ещё остаётся.

— Яйцо тебе отрежут. Сразу режут и биопсию не делают. — И пальчиками показывает. — Подрочи, заморозь в банке. Дети-то есть? Журналы тут дают, нет, не знаю. У тебя интернет-то есть? Это у тебя эпл? Тут эпл плохо берёт.
— Баб?
— Их.

Главно ведь никто не говорит — во сколько дадут еды. Чем люди думают...

Хотя как-то так всё на самом деле:

Изжога и кофе — близнецы-братья. Ну если речь о кофе-кофе, а не о растворимом гранулёзе. Как так и почему изжога с отрыжкой? На самом деле — нормальная реакция здорового организма. По-моему спазмического характера, ну плюс какая-то химия тоже участвует. Ну то есть я имею свою химию, родную. Соляная там кислота желудка, все дела.

Как человечество регулирует свою химию при еде? Обволакиванием и быстрым усваиванием. Ну прям мечта при нынешних продуктах — особенно в сетевухах.

Куда сувать и где попрятаться? На самом деле, решить всё очень просто — давно проверенным методом папы Карло. Надо разоряться. Но разоряться в надёжных местах, регулярно, избегая тотального разорения имени Карабаса, на лечение в будущем.

Кофе любит сливки, молоко и лимон. О лимоне отдельно и не тут, тут — о сливках и молоке. В них есть секрет, надёжно утерянный не только в СССР, но и во всяких германиях начала того века: сливкам и молоку (кефиру, сметанке...) полагается быть дорогими, цельными, не пастеризованными. А не бодяжно-порошковыми.

Молоко-немолоко = 50 р. за раз и от 5 000 000 р. за кардио и онкорешения в перспективе.

Молоко-молоко = 200 р. за раз, без затрат на решение последствий от пожирания халявы.

С прочей молочкой, выпечкой и мяском — та же арифметика.

Достаточно один раз почувствовать сообщение от своего желудка о разнице между сливками-сливками и сливками, чтобы стать подозрительной пчелой и ужать себя в чём-нибудь не сильно необходимом. Ради отказа от дешёвки, обнуляющей все усилия системы обмены веществ, цена будет казаться неприемлемой лишь поначалу. И да, при натуральных сливках и молочке, изжога от хорошего крепкого кофе останется, норма есть норма.

Но таки есть и разница между ощущениями булькания и огня. Это сигнал разницы между приёмом вполне усваиваемых животных жиров и чего-то неперивариваемого — значит отлагающегося.

Пара слов ап фермерском-нефермерском. Я не знаю — что такое «фермерское» у нас на городе в общем смысле. Я знаю — у кого брать натуральное. И каждый может узнать. Лично у меня это отдельно взятый продавец с Рязанской губернии, затерянный среди прилавков этикеточного говна в торгцентре у метро. Если нет на месте, то источником благодатей выступает хохлушка с аналогичным ассортиментом. Торгует с машины во дворах и давай ей бох всякого. Пропадут оба, стану гонять на Ленинградский. Да хоть на Дорогимиловский. Перекроют уёбки кислород крестьянам вовсе — съебусь и думать не буду.

Что касается всяких там фермерских рядов и сука лотков, то в большинстве — это суть креатуры очередных чинарёвых выблядков, которым ублюдочные папы-мамы из управ, прокуратур, судов, овд и префектур, выдали билет в жизнь на отжатых площадях тех же торгцентров. Чисто просрочку вразвес скидывать: кому-то без упаковок за фермерское и креветки проканывают. К слову, магазины торгующие супердешёвой перекрахмаленной молочкой и антибиотно-гормональным мясом — мало чем от них отличаются. Ну не надо.



Кстати — др. Утин. Об иных продуктах, но по той же теме:

...как шаг к велосипеду-мечте))

Не думал, что мехнасос закроет для меня тему необходимости прикупить компрессор.

Обычно те, что таскают с велом, годны для приблизительной накачки. При этом усилий требуют столько, что плотнее двух атмосфер мало кто может себе позволить. Неплохо бы от четырёх до восьми, горы/шоссе/паркет.

В чём засада? В отсутствии манометра, упора для толчков и нереального сопротивления поршня качкам уже на исходе второй атмосферы. Проблемы обычно уходят лишь вместе с прирастанием в весе и размерах насосов, трансформируя их в гаражных неподъёмов. Компрессор тоже вариант. Только этих штук с собой не потащишь на покатуху, где и ждут гвоздики.

Не знаю — сколько думали ребзяки из BBB, но таки выдумали простую лёгкую штуковину «BMP-53 Traveller Telescopic Trekking». Со всеми пирогами.

Сомневался, пока не всадил пять атмосфер, не запотемши.

Однажды я рос и выпал. То ли из-за двухлетней молодости, то ли дверь не прикрыли. Говорят, это связано накрепко, хотя центровой мне видна какая-то одна из причин.

Выпал я головой, но что почётно — из 24-й Волги на асфальт. Я почему помню про асфальт? Голова два раза подпрыгнула. Вряд ли чан самортизировал бы о булыжник. Тем более — о грунт, да? Ну вот и я чётко помню: жопа летит вверх, голова вниз (дети тяжелее головой, это вам не возрастные коллизии отложений по ватерлинии), ручка двери скользит, бордовая обивка, красиво. Что обидно, не помню — орал ли. Получается и вспомнить нечего: всё быстро закончилось. Мамки там, бабки, ой-ой...

То есть не просто гордость за одну из первых в СССР «24-02» у отца родного, а ещё за исследовательский труд головой, завещано вождями. Это надо ценить, помнить, переписывать в блокноты, фигачить в скетчах.

Волгу потом два раза угоняли, размолотив до рамы во втором эпизоде. Пришлось продавать. Так ушла эпоха, а мне пришлось самому ишачить на первую машинку.

...и будет полистно отожрат через каких-то пару лет. Нефиг было родиться полезным.

cover! white

Со времён экспериментальной грядки успешно засохшей фасоли во втором классе, этот переезд подаренного Алоэ из горшка в горшок — следующий подвиг внутренне погибшего ботанека.

У кого чего растёт из цветастого в таких же выставочных карцерах, из которого пересажен мой алой, срочно поднимайте на раздольный спец типа вот ведра например. У каторжанина корни были скручены и скукожены как писька в плавках. Теперь заколосится.

Сайтик Моздравру вывесил толпу справочных телефонов, в которые можно кричать «караул».

С системой приёма и обработки обращений от страждущих, решили не морочиться и посадили на трубы дежурных врачей. По расписанию, сдёргивают дантиста или проктолога — побыть на горячей линии, часика по три. Подразумевается, что их должно парить действующее законодательство. Смазку не выдают, поэтому парит на жёстких фрикциях отчаянной скукоты: врачи вообще не в теме — что делать, зачем они там и доколе это всё, чай стынет.

—  Днём вам звонили и оставляли данные о правонарушениях со стороны сотрудников 2-го онкодиспансера Москвы — Воронова и Берая. Сейчас конец рабочего дня, пострадавшие от их действий остаются без медицинской помощи. У вас там что-нибудь записано?
—  Да, вот я читаю... Ага... Вот! Только фамилий нет.
—  А наименование учреждения есть?
—  Таак... Нет, нету.
—  Ладно, вы в курсе чего-нибудь сделанного?
—  Нет, ну вы же понимаете, сегодня пятница...
—  Короче, записывай за мной обращение слово в слово, решай вопрос, перезвонишь и отчитаешься. Ты сегодня должностное лицо, выполняй.

Абзац непереводимого фольклора, пополам с правовым ликбезом и частичным погружением в ситуацию. Попутно расписываю проблему: раковым больным, шантажом и требованием оплаты за истинно-бесплатное, отказывается в диагностической процедуре, от которой зависит их лечение и, соответственно, жизнь. Приводятся фамилии и даты. Главпидор — Махсон, подельники — Радлевич, Воронов и Берая. Приводятся аргументы и документальные факты. Всё понятно? Всё.

Дежурка горячей линии этой «медицинской» конторы перезванивает через пять минут. Волшебноэ:

—  В общем я поговорила с заместителем руководителя онкологического диспансера Берая Валерием Владимировичем. Кстати, у него должность онколог, а не менгрел, там у вас где-то неверно указано. А сам руководитель Радлевич Вадим Валерьянович отсутствует. В общем, Валерий Владимирович сказал, что вы проходите курс химиотерапии и диагностика вам сейчас не нужна...
—  Как она может быть «не нужна», когда курс химиотерапии назначается химиотерапевтом и только он решает — что нужно, а что нет? И, внезапно, направление на диагностику у меня именно от химиотерапевта. Ты улавливаешь событийность на таймлайне?
—  Но Валерий Владимирович сказал, что вопрос о томографии будет решаться на высшем уровне в понедел...
—  Я верю, что ты дантист и даже видела пару килограммовых рандолин в цыганской пасти, ок. Но ты же, ко всему, считаешься персонажем с высшим образованием. По шальной идее, ты умеешь думать. Вот как ты могла принять управляющего за моего лечащего врача?
—  Но там же никого больше нет! Вернее, мне никого больше не звали!
—  Писец...
—  Почему?!
—  Я примерно представляю — почему, но разве это важно? Лучше прикинь — какие варианты ты оставляешь мне и сотенке-другой таких же, с кого трясут бабло поимённо перечисленные тебе черти. А ты, вместо общения с лечащим врачом либо с прокурором, слушаешь песни козлёнка, выполняющего роль заместителя какого-то управляющего.
—  Я сделала всё, что могла, нужно ждать до понедельника.
—  Кому ждать? Мне? Единственное, чего я могу дождаться без медпомощи — о том ты даже во сне думать боишься.
—  Надо ждать.

Не то, что бы всё у нас так ©, но образование куда-то постепенно съёбывается. Поеду, сгоняю в понедельник на приём в Минздрав и в Прокуратуру. Приёмный день, чо. Нам — инвалидам раковым — заняться больше реально нечем.

Оценить юмор

«Бесплатный проход для инвалидов I и II группы — со вторника по четверг до 23:00, а по пятницам, праздничным и выходным дням до 15:00».

Не всем понятна шутка такого йумора, поясню.

Инвалид 1-й группы — это такое существо, которое обычно не передвигается от слова «совсем». А если и передвигается, то дайбох до фаянсовой утки.

Ок, с этим разобрались. Теперь статистика.

Инвалид 1-й группы, всё ж таки передвинувшийся до какого-либо мероприятия — это более нонсенс, чем обыденность. Потому что есть арифметика, что-то там говорящая про полпроцента подобных. И то — под тотальным обезболом, да в сопровождении культуриста с дефибриллятором наперевес. Например на каток или на выставку, такое существо явится ток в том случае, если это Антошечка. А у него баян с опиатами на кармане, да и вообще ему... Но это частности.

Что до общего, то здесь важно понять режим существа #инвалидпервойгруппы. Его ключевым местом является та разница с человеком, при которой существо не вольно выбирать себе время на прогулку. Оно его вырывает из череды болей, процедур и свободного времени близких. Любые сужения рамок мероприятий — шлагбаумы на единственно доступный способ выхватить куб воздуха. В том числе — эмоционального. Общение, буйство красок, звуки, движение слегка быстрее шага, такое. Мелочи, что зачастую оживляют красивее плюшек.

Что до денег за вход, то инвалид — это тоже не Антошечка. Я-то отпишу, не охну. А инвалиду-классике полштукаря — это протянуть ещё какое-то время. Дай тому, дай этому. Бесплатно и соцопека ничего не делает. Же.

Ага, ну тут тоже вроде понятно. Будем закругляться.

В чём прикол ограничивать доступ полпроценту существ к чему бы то ни было? Я имею в виду — ограничивать любым способом: от взимания платы как таковой до отказа очередного должностного лица или коммерса подумать над сокращением физических препятствий.

Мне без разницы — как там в европе, мне абстрактно любопытно: эти люди реально трясутся над перспективой убытка от ушлёпка-на-издыхании, ввалившегося к ним раз в год по обещанию? Главндела, весь этот оксиморон пляшет на фоне декларирования оздоровления общества, постановы в стране спорта и культуры на передний план.

Самый прикол в том, что вот ради этого, один эффективный менеджер, постит откровенно дискриминационный манифест. Другой заявляет «не пускаем ток ради инвалидов, им же тесно». А потом, все вместе, начинают бегать от прямых вопросов и строчить отмазки.

Ну и кто тут существо, кто инвалид?

Каждому поколению человечьего биогенеза полагается удивляться зашкалу дегенератов в своём обществе и заниматься самокопанием «а вдруг мы сами виноваты». Смысла не лишено — человекоединицы нередко отдают саморегуляцию на откуп упырям, объявляющим себя тем или иным куском власти «вы поработайте, мы поуправляем». Со временем (чаще скорее, чем медленнее), ушная ссанина управляторов иссякает и они начинают плодить громмотводы протестов работяг от себя — врагов внешних и внутренних, мелких и крупных чиновников, всякие там меньшинства. Последние — самые звонкие и красочные, их держат за дурачков и прощают фэйлы.

Песочница упырей «Новая Газета» снова обгадилась. Латынина-стайл журналюжки расписали за питерскую уличную постанову. Тема — «домашний тиран избивает... эту как её... семью, о»! Якобы посвящается законодательному выведению семейных конфликтов из-под определённого уровня правовой ответственности.

О прямых аналогиях такого шага законотворцев с западноценными порядками, конечно же молчок. А зря — этими мелкими подбросами цемента, льётся фундамент под принципиально новое законодательство, в сравнении с которым ювенальное окажется писком для отвода глаз. Ну да ладно, сделаем вид, что Новая Газета состоит из эльфов не на половину, а на все сто процентов, языками не владеют, заказов не выполняют.

Организаторы перформанса снова порадовали заказушкой на мозговую блокировку общества против форм-фактора «крепкая русская семья» — агрессорами изобразили здоровых мужиков, работяг. Даллес такой Даллес...

Кстати, организаторы постановы — ребята более чем интересные: движение «Весна» почему-то пользуется преференциями разрешаторов массовых сборищ.

Это при том, что даже самые распоследние из либероидных психологов, распишут вам тирана-классику как дрища-задрота, с набором ярких дегенеративных мутаций. Те же психолухи не смогут утаить и того факта, что домашние террористы — суть всегда последыши тупорылых куриц, обычно одноночек. Но кино есть кино и амплуа насильника волокёт исключительно самец.

Такова уж сила подсознательных страхов говнарей, уверенных в собственной ущербности перед работягами, что заставляет их визуализировать наведённые экшены, проигрывать снова и снова — видя себя со стороны, лишь бы не в себе. А то ещё приснятся...

По сути, в акцию можно смело привлекать весь коллектив НГ, без грима и костюмов. Но хде бы тода взяцця грошыв... Не за то плотют.

* * *

Вообще, если окинуть орлиным взором известные антисоциальные движи, то наиболее уничтожительными для людей окажутся не войны, а те, в которых люди сами себе срут на голову. Одним из флажконосных, без баразу будут суфражистки и прочая куриная поебень. Настолько уверенного обезличивания женщины как человека, не добивался вообще никто. Никогда. Ни разу. Об этом всегда приятно вспомнить в восьмой день первого месяца весны.

Яйца надо щупать, но редко какая семья об этом думает вообще. Об отдельно стоящих обиженках-разведёнках речи нет, там поголовная тотальная клиника. Но если семья видит в себе смысл, то она не только девочкам объясняет — как именно и как часто нужно сиськи мять на предмет раннего обнаружения уплотнений. Но и яйца.

Лучше всех про эти расписал Серёга Пархотюк pjsbase, перенёсший операцию и химиотерапию. Чем, в общем-то, обычно и заканчивается небрежение к самодиагностике и ежегодным диспансеризациям. Он как-то выступал на нескольких фуршетах подряд у Тёмы Лебедева и благодарность ему за те рассказы — безмерная. Там и симптоматика, и практика, и исцеление, и профилактические рекомендации.

Серёга завёл специальный журнал по теме, изучайте: http://pjsbase.livejournal.com

Очень ценное у него — это картина всей истории в краткой хронике. Её стоит привести полностью:

«Вот как всё было:

  • Декабрь 2011 — жена обнаружла, что у меня одно яйцо больше и плотнее чем другое.
  • Январь 2012 — впервые посетил уролога Бабаджаняна в поликлинике в Ясенево. Начал лечиться от орхита (воспаления). Сначала таблеточки, потом укольчики. Не помогло.
  • Июнь 2012 — посетил уролога Грачеву Г.Г. в Зеленограде. Начал сдавать анализы. Получил направление на обследование в онкодиспансер в Балашихе.
  • Июль 2012 — диагноз „семинома левого яичка“ (рак).
  • Август 2012 — поступил в Балашихинский онкодиспансер, сразу завёл ЖЖ для записи хроник и для пропаганды щупания своих яиц. Прошла операция по удалению левого яичка. Сразу после операции — первый курс химиотерапии.
  • Сентябрь 2012 — Выпали волосы на голове. Второй курс химиотерапии в Солнечногорской городской больнице.
  • Октябрь 2012 — третий курс химиотерапии там же. Выпали все остальные волосы.
  • Декабрь 2012 — пройдено обследование по результатам лечения. Все показатели в норме. Профилактическая проверка через полгода. Начали отрастать волосы.

Вот такой вот год. Сильнейшая подача с правой от судьбы, в равновесие ей — рождение дочери. Одновременно, в один день, выписались — я из диспансера, а жена с дочкой из роддома.

С этого поста в журнале будет минимум онко-темы, только в рамках необходимых обследований и помощи другим людям. Зато будет неизменный призыв к контролю своего организма в целях профилактики. А так же море позитива!

Призыв: „МУЖИКИ! ПЕРИОДИЧЕСКИ ЩУПАЙТЕ СВОИ ЯЙЦА!“»

Ну вот как-то так

У меня не вполне так же, но по результатам диагностики, последствия, скорее всего, будут примерно такими же. И это тот вариант, к которому стремлюсь я и стремится каждый, любящий жить. Потому что альтернатива — обратная жизни.

С онкологов я слезать не собираюсь, какие бы они ни лепили отмазы о сложностях при реструктуризации и о внутренних регламентах, об очередях на МРТ и о нехватке пилюлек. Сколько бы клоуны ни старались повеселить меня намёками на платные услуги, они отработают мою им зарплату по-полной.

Что нужно иметь в виду, имея — как яйца, так и любые другие органы. То, что яйца — это такой же любой другой орган, только практически наружный. И в этом второе преимущество яиц, как и сисек: их можно невозбранно мять и даже щупать. Малейшее изменение привычной тактильности — сигнал побега до уролога/гинеколога.

Яйца. Начало.

И тут я себя спрашиваю — а какого болта мои проблемы кровоснабжения левого яйца, были обнаружены лишь по случайности? Именно так называется диспансеризация в четырнадцатилетнем возрасте. Ведь её могло и не быть. Доктор мог болеть и не придти. Я мог забухать и не придти. И это, хоть и дикие, но обычные причины пропустить медосмотр, которых сотни тут и там.

И тут я себе отвечаю — я потому сам себя не щупал, что моя мамка-разведёнка (из клуба разведёнок-профессионалок-неженилок) при слове «пиписька» играла смущение и слушать ничего не хотела. Чего уж там про яйца.

Итак, в 14 лет, на диспансеризации, у меня обнаруживают варикоз на левом яйце. Это был какой-нибудь 1988 год, а лечением тогда считалось перетягивание вены через брюшную полость. Делали на местном наркозе, дополнительно ширнув омнопоном. Все прошло замечательно. А о том, что данная операция ныне противопоказана и считается неправильной, я узнал много позже — от уролога, при назначении мне лечения рецидива опухоли яйца, лет пять назад. Мне уже было под сорок.

Яйцо опухло в восемнадцать лет

Дело, кстати, среди подростков, не редкое и быстро излечимое антибиотиками. Но так как у меня это случилось на жарком палаточном отдыхе, вдали от цивилизации как таковой, я слегка перепугался. Благо, что отдых наш закруглялся через пару дней и я решил не паниковать. Плюс к опухоли, чувствовалась резь у основания болта при эрекции.

А опух орган, как я думаю, в силу активного купания без переодевания в сухое. Что тоже, в общем-то нормально. Но, как выяснилось, не для ослабленного яйца.

И тут я снова себя спрашиваю — кто мне, подростку на момент операции, упустил объяснить необходимость больше думать о яйце, особенно в ветренные погоды. И даже не хочу думать над ответом, в виду его очевидности.

Ввалившись в Москву, попёрся к тогдашней подруге — провериться. Функционал функционировал как и прежде — ночь напролёт — и я подуспокоился. А к середине дня попёрся почему-то в КВД. Это очередной интересный момент, иллюстрирующий мегаобразованность общества, при которой, отрок либо юнош почему-то уверен в одном: если каплет, режет или опухает там, то это строго — венера. И ничего больше.

В КВД случились две счастливые случайности — вменяемый терапевт, направивший меня к урологу (не, ну анализы на всякое венеричное конечно тоже взяли) и наличие уролога. Он-то и сказал «орхоэпидидимит». А узнав мою медбратскую профессию, написал на бумажке курс лечилова цефалоспоринами, наказав по окончании зайти к урологу моей поликлиники.

Курс прошёл, опухлость сошла, боли остались.*

Если бы не они, фиг бы я пошёл к своему урологу. Но боли меня напугали. Они не были постоянными и возникали только при сколь-нибудь активном ухватывании или задевании яйца. Девушкам приходилось иногда объяснять до, либо резко менять позицию уже в процессе. В общем-то, жить не мешало тогда, не мешает и теперь.

В чём, как оказалось, и таится основная опасность для организма в целом.

Уролог в родной 108-й поликлинике, уверил меня в абсолютной нормальности ситуации, объяснив её наличием остаточного образования позади яйца. Типа кисты. И рекомендовал жить полной жизнью, не волнуясь и, по возможности, не обращая внимания.

—  Как насчёт удалить кисту? А то всё-таки случается дискомфорт.
—  Любая операция — это травма. — Ответил уролог. — Так что, лучше дискомфорт, чем лишнее вмешательство.

Врачам принято верить и я прожил ещё двадцать с лишним лет, всей жизнью, во всех её активных проявлениях, не страдая чем-нибудь жирнее ОРЗ.

За это время, лет пять назад, у меня случился единственный рецидив опухоли. Я сразу понял — что это, но на этот раз сразу погнал к урологу. Где всё закончилось абсолютно тем же: курсом антибиотиков, расписанным на бумажеке и уверением не беспокоиться.

Внезапно онкология

За всю эпопею хождения яйца по урологам (их было шесть, я искал различия во мнениях), мне попалась одна деловая тётенька, которая посмотрела, пощупала и дала мне направление на проверку в онкологии. Мне было двадцать пять, я был трезв, активен, вменяем и выкинул его на хрен.

Сегодня

Мой диагноз на сегодня — никакой. Правда теперь, он касается всего организма, так как симптоматически — у меня множественная диссименация в обеих лёгких. В простонародье — метастазы. А это по-прежнему лишь симптомы, но не диагноз. Врачи активно смотрят на яйцо, ворочают, щупают, говорят «яичко выстрелило», уцепились за него, дают направления. А я, тем временем, пока что ощущаю себя довольно хорошо.

Когда врачи видят на флюорографии такую красоту в лёгких, которая разрослась во мне, они сразу пинают тебя в Тубдиспансер. А я уже пинаю его в сторону параллельных исследований на онкологию. Потому что у меня время, а у них реструктуризация.

Они свой тубик во мне вычислять будут может год, за который я сдохну от рака. И все будут довольны: онколог будет петь «пациент был не моим, он из тубика заключение не принёс», а тубики голосить «онкология — это не мы, надо было самостоятельно проверяться».

Может меня это радовать? Ничуть, замучаются пыль глотать.

На днях, я убедил тех и других в том, что со мной так просто не будет. Лишь после пинков, мне мухой назначили компьютерную томографию с внутривенным контрастированием и проверкой по онкологии. Мне раскрыли тайное: оказывается, в Тубике есть врачи-онкологи. Мне открылось существование внелёгочного туберкулёза (со слов нач филиала моего тубдиспансера «туберкулёза не бывает только в ногтях и волосах»), а значит — врачей любого профиля, кучкующихся в данной системе. Мне открылись дали, перспективы и невозделанные поля дремлющих способностей к тотальному и раннему диагностированию всего на свете. Стоит лишь пнуть, взять за гриву, швырнуть и повозить пачкунов и барыжат носами по их какашкам. И ведь стоит же, часики тикают.

Следим за развитием событий и бежим рассказывать детям за необходимость ежедневно щупать свои яйца.

——
/* Функциональность всей мочеполовой в поряде, дети есть. А то интересуются тут уже не в первый раз, обеспокоенно.

Уже на барашках первой волны «авторского» телевидения — что-то типа 1992-93 — контора Юлиана Семёнова «Совершенно секретно» сделала несколько интересных докфильмов. Один — про казино наших пердей. У меня отпечатался не столько сюжет, сколько тезисность, довольно верная: журналисты явно общались с кем надо общались. Фильм угорел по феномену играющих крупье.

Да, было такое повальное.

Всё бы ничего, останься синдром стартовым, характерным для начала девяностых. Но зародившись на паре факторов — воровстве денег прям за столами и на тотальном отсутствии системного обучения профессии, — он потерял все шансы протухнуть самостоятельно. В итоге, собственная игромания была протащена крупье до упора с вывеской «244-ФЗ», до самого 2006 года. Святая вера в беспроигрышные системы у тех, кто на эти системы разводил клиентов по долгу службы, выставила на имущество не один десяток работников сукна и фишек. А позже, плавно перевела их в клиенты залов игровых автоматов при районных универсамах.

Такая темаха, — надёжно и надолго, а у кого-то и на всю дорогу, — сбивала шкалу соизмерения хотимого с реальным. Быстроденьги и магия протекания их сквозь руки, не оставляли времени на оценку имеющегося — ни материального, ни умственных наработок. Где-то тут ставилась точка, за которой курсовыми маяками по жизни, обозначались лишь единовременные хотюнчики, сродни наркомании. Экстраполяция — давай досвидания.

Интересно — что об этом думает психиатрия. Речь-то за окукливание личинки человека в кое-что иное, с сохранением человека прежнего. Тут на пилюльки или побороться? Или нет? Или да?

С сохранением человека прежнего...

Вчера загуляли в центрах с надёжной приятельницей, у неё тупик. Такой уж человек — чужое до мозолек примеряет на себя, входит с головой. Её многолетняя подруга ввалилась в долги, ляма на два. Только не на себя, на того парня. Сама ввалила ему такие суммы, веря на слово. То ему на лечение в тёплой стране понадобилось, то по мелочи. Болячки, по итогу, и вовсе не было, а на что по мелочи — даже не интересовалась. Не научили папа-мама.

Кредиты, карты, накопления. Всё ушло за пару лет совместной гражданской жизни. Утекло относительно неприметно, не за раз же.

Приятельница больше в офигевании от факта близкого знакомства с обоими — годы напролёт тусили, гоняли в отпуска, все дела. Столько лет — и ни единого подозрения, удивляется чистый человек. Теперь сидят-гадают — наркоман-ненаркоман, игруля-неигруля. Попутно мозгуют — куда дел бабло и как вернуть. Подруга по минусам сотни в полторы, только на одних банках.

Про как вернуть и куда дел — совсем уж интересно.

Работая и качественно зарабатывая айтишником в их же конторе (чёт там нефтегаз кокойто), он однажды насадил технику из своего отдела. Копать — кто — не стали, замяли. Но первый сигнал «опа, прокатывает» он получил, скрее всего, много раньше, специалистам предстоит разобраться. Хотя снять тормоза ему помогли примерно так же — всепрощенчеством. Усугублялось умом персонажа: прошаренный в одном месте гадить не стал.

Насколько прошарен — стало ясно на днях.

Устроив себе отъезд в лес с верёвкой, айтишник стал там натурально приобщаться славы Робивильямса и был внезапно обнаружен медбригадой со следами этого дела на шее. Ну как — внезапно? Сам скоряк и вызвал, конечно же. Типа с перепугу, типа одумался. В большинстве случаев — не для того вешаются, чтобы повеситься.

Дальше — ясно, обкатано поколениями умников. Слегка полечили в реанимации и, не завозя домой покакать, прописали на Каширку, в одну известную психиатрию. Выйдет скоро и уже с диагнозом, не позволяющим привлекать его уголовно. Молодец, чо.

Тоже вот сижу-гадаю. Какие наработки имеются у нашего общества в таких случаях, кроме профилактических рассказов о казино?

Логоперс