34 заметки с тегом

Чиновники

Ctrl + ↑ Позднее

Рано или чуть раньше, пропалится обиженный клоун «со связями» и наклейкой во лбу, уговоривший Мосгорсуд на его писякапельное решение.

Одно радует — Чугунову не приходилось расcчитывать на лучшую рекламу. Значит всё правильно делал.

Да и кроме того, с технической стороны дела.

p.s. Словодолбов, как обычно, хватают из-под кроватки чудища.

ну надо же

Такого, чтобы пендаль долетел за три года — ещё на селе не случалось, обычно мчится дольше. Но случилось. Префектура САО (или Управа Ховрино, Левобережного... все в них давно потерялись) заборола целую лужу.

Теперь течёт куда надо, больше нет озера поперёк пешеходки:

Год-другой назад, было смешнее, трэш, квест и неизвестность. На днях внезапно нашлось бабло на технику и всё-всё-всё. Всё-таки полезно помнить, что ты не свинья? чтобы жить в говне и обламываться напоминать об этом тем, кто существует за твой счёт.

Герой дня остаётся безвестным, отчитаться чинарьки-стесняшки не захотели.

Приесться может всё, кроме еды. Еду будешь по-любому есть, разница лишь в мытье рук. Жить тоже можно двумя способами — в говне и вне. При этом, чистый дом — отрицания говна вовсе не гарантирует. Если за свой дом принимать что-то мелкое типа хаты, то уличное говно родным уже не покажется.

Лично мне — хаты мало, мне подай всё.

Кто-то любит повторять фраерские поговорки про «всё можно не унести». Не соглашусь. При таких самоубеждениях, удобно думать о планете, как о чемодане, в котором каждому по углу роздано. А это враки.

Хорошо, что такие мысли не навсегда, только до первого пинка под зад.

С держателями особняков модели «гараж», всё ясно: нас с конца пятидесятых приучают к тому, что самое чужое — это общее. Тут, хоть по миллиону в день из своего кармана на благоустройство скидывайся, всё уйдёт в песок, привычка. Преодолимая, но пока живая.

Другое дело — умники из управ и префектур. Как у них получается лазать по тому же говну, да ещё за чужой счёт, помалкивая, на пинжаках с галстухами и в сверкающих ботиках — тайна мрака. Хочу в гости сходить к префекту, заценить — как он жене в глаза смотрит, когда она домой заляпанной вваливается, не говоря о детях. Или у него дети тоже на машинах с яслей? Чёт не думаю.

Бэнтли останется бэнтлем, как и прямота извилин, отвечающих за смелость. За «оригинальность» в простонародье.

На месте Гаранта, поглядев в эти фоточки нового российского кортежного тачла, я бы запросил на ковёр дезигнера для поглядеть в глазки, а потом — расходку, для посчитать. И дал бы сутки на возврат взад части, отпущенной на «новизну», до копейки.

Если что, НАМИ — это обычно вот такое:

«Такое» — это которое не стеснялись потом красть и делать в италиях. А не то, что вон там показывают.

Самое лучшее, что случилось с ютубами — дядька в трениках под белые розы и где дети Урганта на правильность лечат.

А дольщикам строящегося и ипотечного жилья, обязаны гарантировать сохранность крыши над головой — я, ты и остальное государство. Штаны продай, но вложившимся людям условия обеспечь. Они попали не по своей корысти, а в силу создания, бездействующими местными властями, комфортных условий умникам. Одни умники с курсом рубля делают что хотят, другие с бабками дольщиков.

Ну и что?

Префектура любого округа может залочить деятельность любого банка, не гарантирующего курсового перерасчёта жилищных кредитов. Да и прочих тоже. Муниципалитет способен приморозить цены любых магазинов и продбаз в своём районе. Главмент имеет руки для отмашки спецназу, что б в сутки сыскать мошонщиков, а прокурор за эти сутки умеет перевозбудиться по десятку подходящих статей. Ну чисто что бы потом по тайландам не отлавливать их годами, ага. Сделай, рассели, а потом разбирайся — как так вышло с нереализацией конституционного права на жильё.

Формируй реальность на местах. Только так голова сообразит, что ноги замёрзли и их пора сувать в носки.

Если этого не происходит, значит условия умникам создаются намеренно и системно. Только не централизованно, а строго на местах. Потому что, ни судья, ни прокурор, у нас всё ещё не выборные.

Опа как. А я-то думал — куда все делись...

Ситуёвина канеш странная, да не очень. С одной стороны, делюги скурвившегося Саллах ад Динова компрометируют движуху не по-детски. С другой — при чём тут весь проект, во всех городах?

Лично мне понятно (щас внимание, наступает открытие омереке), что приказ закрыть федеральный проект «Агенты», пролоббирован парой клоунов, заинтересованных в непыльном существовании игровых автоматов. Их есть у нас, их у нас будет, им у нас плодиться и размножаться, не смотря на все эти ФЗ о запрете игорки. Ровно до того момента, пока политическая волюшка не родит силовую сцепку-опричнинку. А до этого, контролировать выполнение указов-приказов президента — некому, потому что незачем.

Закрытие Агентов именно сейчас — шаг выверенный. Наряду с прочими — с Хрюшами, Стопхамом и Львомпротив, — Агенты смотрятся всего лишь одними из перечня. Потеря команды не видится сколько-нибудь болезненной обществу, разве что за исключением тех из отчаявшихся родственников, которые давно живут в растущих долгах своих игроманов.

Так что, потеря Агентов незначительна лишь до протирки линз. Потому что доход, который они обламывали своими рейдами — это реальный доход, в отличие от незначительных штрафных потерь магазинов с просрочкой и нелегальным алкоголем. Не, не так, вот так примерно: ДОХОД³. О как.

Мне, например, тоже заранее известен результат рассмотрения в Мосарбитраже иска ко мне со стороны 62-й онкобольнички, я в иллюзиях не растворяюсь. Там тоже бабки и тоже престранного объёма, аналогия прямая.

Другое дело, что колёсико сопротивления беспределу пущено и его теперь не остановишь ничем. Распухая от желающих пригреться, жадность клоунов неизбежно затрагивает далеко не бессловесное стадо, за счёт которого всегда планируется жиреть и линять. Господипрости, но уже не от одного судьи слышал пожелания онкологам благ в аду, не говоря об операх, бизнесах и военных. У всех родня, у всех мрут, со всех просили безальтернативно, все хотят вернуть своё в любом доступном варианте. Беспредельщики это всегда чувствуют: верный признак ощущения тления табуреток под собой — истеричные попытки прикрыться коллективом или благородством профессии. Ну-ну. В итоге, пара-тройка умников может и свалят, остальные — извините — всё будет так, как всегда и случалось в истории.

Желаю чтобы все

Надеюсь, питерская и московская основа Агентов преодолеет сопротивление нерадивых кураторов и вернётся в дело, пока не стухло имя.

Шесть катков за неделю, que la pisse sur deux doigts. Имею право на сравнительное о городских катках.

Хамят на каждом, молча, без изысков и по-простому — ямками и конёчками без одноразовых носочков. За исключением одного-карл, у нас на селе. Ямы таковых способностей, которые сбивают не только с настроя, но и с ног. Эффективное оледенение федеральных полей умниками от баблосрубания. За мой счёт, как обычно. За твой тоже.

***
Отвлечься.

Коньками зарабатываешь боль в особенных местах, до которых, ни бокс, ни плавание не добираются. Удивлялся, полагая махание по бассейну — универсальной разработкой митохондрий. Но всё верно: коньки — наверное один из снарядов, дающих напругу поступательными движениями, одновременно требуя её и от сознания. Иначе не удержаться. А это та ещё нагрузка. Поясница поёт «ты достаал», но кокетливо; не так, как на ревматизмах.

Скоро мне растолстеть уже?

За кривой лёд нужно нагибать без устали. В прошлом году, префектуры и управы на обращения отмазывались. В этом буду серийно судиться, мне в халяву.

Skatt. Подать, налог, податные люди. В зависимости от настроения правителя — бесправное разменное быдло, либо опора.

А это, товарищи, Московский Арбитражный суд — Комната ознакомления с делами. Одна из.

Особенно хороша пятница. В пятницу Комната работает так: 14:30—16:45. Солидные дядьки и тётьки, ещё не вполне разочаровавшиеся в судьбе и числящие себя состоявшимися адвокатами, их личинки во внеростовых костюмах, помощники и стороны дел — молодые и на корпоративной фене, все враз формируют собой очередь за мылом, хором выстраиваясь перед дверьми за пять минут до гласа оракула.

—  Вас здесь не стояло
—  Вы в какой состав?
—  Я вам говорила — пишемся списком!
—  Длинного не пускайте, не было! Ах, инвалид...

В одну комнату на двоих служек, легко набирается очередь из пары десятков; тут и боям не удивишься, куда там протискиваниям с подпихами. И на всё — 2 часа 15 минут.

Том судебного дела — листов от пятидесяти — должен быть отфотографирован и, хоть бегло, изучен. Перед этим твой паспорт не только изучают, но и берут в заложники — потом в обратку сменяешь; не мальчик, должен понимать ситуацию в стране. Места на лавках (не описка) за братским столом, только для причастных. Помощника сам пристрой постоять куда-нибудь, поперекидывайся с ним папками, ручками, мобилами. Столы и вправду хорши размерами. Они и лавки сдвинуты впритык, проходим курс свиданки. Пробираемся театрально, потеем припоминая — генитальный или анальный анфас каноничнее.

На всю селёдочную трамбовку — 2 часа 15 минут. Очередь терпеливо ждёт стоя.

На излёте первой четверти XXI века, напрочь аннулирован шанс заблаговременно узнать по телефону — и время работы вашего суда, и вашего участка, и вашего судьи, и код заветной комнаты. Те расписания, что шлёпают на сайт, будут отличаться от реальности ровно пару раз: сначала не совпав с озвученными отловленной секретаршей, потом с вывешенными в справочном окне при входе в суд.

Витает что-то мимолётно-общее с системой исполнения наказаний. Ну конечно же: в комнате инспектора по условным и досрочным, видимо очкуя зашквариться, тебя точно так же уговаривают присесть за отдельный столик — натуральную первоклассниковую парту, складывайся как хочешь.

А электронная очередь для воздуха побольше? А уважение, с прицелом получить взаимное? А отыметь свою справочную службу, хоть ради спорта? Не, не слышал.

Надо будет поинтересоваться у Сергея Юрьевича — нет ли в этой записи неуважения к суду.

В субботу, после глумливого похода в сувенирный ларёк Оружейная Палата, пошли смотреть предновогоднее ламповое Москвы. Прочесав Никольскую с переулками, усвоили: слоган «Эти распродажи будут последними», прежде маячивший слабым вбросом, таки обрёл.

Картина мрачная, неспособная оставить марксиста без радости материализации пророчеств о системном паразитизме модели «капитализм». Витрины вчерашних шмоточных сетевиков, не успев покрыться наклейками АРЕНДА, орут чёрными пустыми зевалами эвакуации. За Третьим транспортным хотя бы плавненько шло, а тут — атас прям, целыми улицами.

Какое-то время неплохо будет топовым, тем что годами живут на правильно освещённом куске старой Москвы, в Третьяковском проезде. Место ни с каким не спутаешь. Там открыты ради одной-двух покупок в неделю и кризисами не сильно заботятся — их клиент сольётся последним. Их клиент, в общем-то, и мутит тему.

До момента осознания населением смысла тратить последнее лишь на патроны и консервы, покайфуют и фастфуды. Нет, кафешки-с-претензией уже давно пусты не на половину. Речь об опытных, типа Макдака и срисовавших с него свои бизнеспроцессы. Года не дам.

Потихоньку завершается выжим мелкосредних торговцев. Плюс, выпихиваются те непухлые и качественные бренды, которые было вознамерились поторговать напрямую. Убранные микрорайонные ларьки стали барашками на последней волне, стартовавшей со сноса Лужи и Черкизона. Чиновная плутократия, наглухо приросшая по местам, лучше знает — кому жить. Партийные нацики 60-70-80th, оказались достойными учителями.

Пятёрочки и Копеечки, подбирающие на бандосовых овощебазах отфильтрованное Перекрёстками и Азбуками гнильё, предназначены и в будущем накидывать охлос. Качество? Поддержка большевиками артельных производителей вплоть до середины пятидесятых? Династии мастеров? Не, не слышали.

Зря что ли перенапрягались в девяностых, скупая ментов отделениями в опт и выдавливая крестьян с рынков, да рабочих с заводов? Поди притомились, теперь и почить не грех.

А в Оружейной Палате понравилась цена за билет:

Становись инвалидом, товарищ. Не будешь тереть извилинами — схуяле вход в семьсот объявляют.

Кусок дороги одной из моих одиссей по этому нашему б-СССР самого начала нулевых, был проделан на переклёпаном Икарусе. И этот ещё ничего:

Венгерскому чуду модели 250, полагалось сглотнуть две с половиной тысячи километров — от Ваганьковского до столицы сопредельного государства, где я потом проведу несколько шикарных месяцев, в неиллюзорном гостеприимстве и нямках.

Автобус автобусом. Но и водила, будучи непререкаемым предтечей любого из нынешних эффективных менеджеров, попользовал логистику с академической глубиной. Удивлять начал с того, что имея за горбом шестьдесят паксов, тормозил у каждого балагана имени св. Растворимого Кофе и Чебурека. Имея гешефт с хозяевами, демон озабоченно отвинчивал очередное колесо или патрубок с охлада. Ремонт, пока покушайте.

После возвращения с очередной стоянки, автобус встретил паксов салоном, чей проход до потолка оказался заставлен коробками. Водила до кучи зацепил товар, походя реализовав проект грузо-пассажирского Икаруса. Ему светила бы премия мэрии Секешфехервара, вымути он при этом систему боковых дверей к каждому из кресел. Но кому оно надо, таких сложностей. Поэтому паксы, остаток пути, косплеили на обезьян, перебираясь к задним местам по подлокотникам передних.

В итоге двух третей километража, внезапно перед стартом сложной части дороги, автобус сломался окончательно. Не «сломаться» он не мог, водиле с таким коммерческим складом по-любому — на сложные участки было никак не нужно. Ехать до конца он не планировал изначально. Сытных точек общепита нет, маршрут пустой, безденежный.

То, что за весь этот беспредел с водилы не спросили свои же, меня удивило только по первому разу, на первой хлебальной стоянке. Дальше воспринималось как само собой. Уже потом, отведя умника в сторону перед прощанием, я по-дружески поинтересовался его мнением насчёт целостности его вывески. На что тот ощерился и забыл русский язык.

Нас перекинули в другой междугородный, сразу нахлынуло о зачелноченной юности. Зато на нём мы затранзитили другую сопредельную республику, такая экскурсия из поздней осени в весну. Ънтошечка всюду свою пользу сыщет.

Тур, сам по себе, был сложной ситуацией, с комплектом дорожных приключений. Вольтаж атмосферы эмоций соответствовал. Но все молча лазили через кресла и охотно дымили в салоне. Хотя в автобусе были дети, бабы и разночинный люд, не вполне вафельного вида.

Водила, тот водила, которому каждый заплатил свои бабки, не был — ни утоплен, ни обесчленован, ни потыкан в личико тапочками.

Я больше не удивляюсь, когда мне рассказывают об эффективной организации складов в коридорах больниц, стеснительно называя эти, непреодолимые при эвакуации, горы «захламлением проходов». А надысь погоревших алферовских психов, не вспомнят уже завтра. Никто кроме родни.

В качестве факультативного вояжа в реальность, можно представить ту безысходность, с которой живут люди, теперь и навсегда — час за часом и изо дня в день, переживая небыструю смерть своих. Это всё, что осталось, после того, как они своевременно не подвесили на сосновые сучья эффективного главврача. Может быть среди них не было смертельно-больных, которым уже нечего терять? Гадаю.

 
Ctrl + ↓ Ранее
Логоперс