14 заметок с тегом

Еда

Изжога и кофе — близнецы-братья. Ну если речь о кофе-кофе, а не о растворимом гранулёзе. Как так и почему изжога с отрыжкой? На самом деле — нормальная реакция здорового организма. По-моему спазмического характера, ну плюс какая-то химия тоже участвует. Ну то есть я имею свою химию, родную. Соляная там кислота желудка, все дела.

Как человечество регулирует свою химию при еде? Обволакиванием и быстрым усваиванием. Ну прям мечта при нынешних продуктах — особенно в сетевухах.

Куда сувать и где попрятаться? На самом деле, решить всё очень просто — давно проверенным методом папы Карло. Надо разоряться. Но разоряться в надёжных местах, регулярно, избегая тотального разорения имени Карабаса, на лечение в будущем.

Кофе любит сливки, молоко и лимон. О лимоне отдельно и не тут, тут — о сливках и молоке. В них есть секрет, надёжно утерянный не только в СССР, но и во всяких германиях начала того века: сливкам и молоку (кефиру, сметанке...) полагается быть дорогими, цельными, не пастеризованными. А не бодяжно-порошковыми.

Молоко-немолоко = 50 р. за раз и от 5 000 000 р. за кардио и онкорешения в перспективе.

Молоко-молоко = 200 р. за раз, без затрат на решение последствий от пожирания халявы.

С прочей молочкой, выпечкой и мяском — та же арифметика.

Достаточно один раз почувствовать сообщение от своего желудка о разнице между сливками-сливками и сливками, чтобы стать подозрительной пчелой и ужать себя в чём-нибудь не сильно необходимом. Ради отказа от дешёвки, обнуляющей все усилия системы обмены веществ, цена будет казаться неприемлемой лишь поначалу. И да, при натуральных сливках и молочке, изжога от хорошего крепкого кофе останется, норма есть норма.

Но таки есть и разница между ощущениями булькания и огня. Это сигнал разницы между приёмом вполне усваиваемых животных жиров и чего-то неперивариваемого — значит отлагающегося.

Пара слов ап фермерском-нефермерском. Я не знаю — что такое «фермерское» у нас на городе в общем смысле. Я знаю — у кого брать натуральное. И каждый может узнать. Лично у меня это отдельно взятый продавец с Рязанской губернии, затерянный среди прилавков этикеточного говна в торгцентре у метро. Если нет на месте, то источником благодатей выступает хохлушка с аналогичным ассортиментом. Торгует с машины во дворах и давай ей бох всякого. Пропадут оба, стану гонять на Ленинградский. Да хоть на Дорогимиловский. Перекроют уёбки кислород крестьянам вовсе — съебусь и думать не буду.

Что касается всяких там фермерских рядов и сука лотков, то в большинстве — это суть креатуры очередных чинарёвых выблядков, которым ублюдочные папы-мамы из управ, прокуратур, судов, овд и префектур, выдали билет в жизнь на отжатых площадях тех же торгцентров. Чисто просрочку вразвес скидывать: кому-то без упаковок за фермерское и креветки проканывают. К слову, магазины торгующие супердешёвой перекрахмаленной молочкой и антибиотно-гормональным мясом — мало чем от них отличаются. Ну не надо.



Кстати — др. Утин. Об иных продуктах, но по той же теме:

Без пиццы человек больше недели не живёт, я узнавал.

Тем более непонятно — как можно просохатить бизнес классической золотой середины. Ни один студент не упустит заложить мобилу за пиццу. На районе не проживает ни одной худеющей мамки, неспособной заткнуть вопли калорий вечером ближайшей пятницы.

Самый трэш — эффективная способность к установке шлагбаума от алчущих посетителей, c нарцисс-стайл вывеской «У нас от тыщи». От посетителей. От денег на ножках. От себя самого.

Трэш пожиже — законопатить доставку в каком-нибудь хитровычурном виде. А лучше на пике славы, крепче запомнится. Примерно так, любимый Ми Пьяче недавно остался без своих рестиков по хлебным точкам города. Понятно, что виноват кризис, а не загоны типа «Доставляем в пределах МЦК» и молчащих телефонов. Москва поняла и простила.

Где-то за пределами полей сандаликов с носочками, пасётся трэш в кубе — кража-у-себя-же. Под вой о санкциях, мои любимые тихушники из японобаров, вместо Филадельфии-Калифорнии, молча присунули роллам соевого говна. Кстати, друзяки-разбираки информируют о Маки Маках: те не скурвились и чуть ли ни в одно лицо.

Пиццайло не отстали и, наслушавшись чино-либерального блеянья о народе-быдле, ушли в отрыв: попросту убрали Горгонзолу из Квадро Формаджио; подзабыв убрать из составов в меню, не мелочиться же. Краже рукоплескали бы в кафельных забегайках, но там отчего-то блюдут нехитрый состав «моцарела-и-хватит». А то, как «быдло» оценило волшебство хотя бы в районном рестике с громким итальянским названием, легко понять ввалившись туда любым нескучным вечером: посадка десяти процентов — уже успех.

Самое время учреждать детскую партию «Вот-Вот Бизнесмены» и лупить с членов за экскурсии по этому зоопарку — показывать как имбицилы эффективного труда, добровольно освобождают для них все сытные места.

Что значит — не пить. Вломились в пять утра на районный маркет, чисто за ста граммами ормянскова коньяка. Для тирамису, понятно. И вот как с нами, с олкоголекаме.

А мы ж не при делах и даже не в курсе.

Жил под фрейдововом бредом
От восхода до обеда.
Как закончился обед —
Фрейда нет и бреда нет.

Действующие лица

Британская империя — население около 51 миллиона человек, ядерное государство.
Исландия — население около 300 тысяч человек, армия отсутствует.
НАТО — альянс, в котором состоят и Британия, и Исландия.
Другие страны — СССР, ФРГ, США и прочие.

Акт первый. 1958 год

Исландия. Мне нужна треска.
Другие страны. У тебя есть 4 мили вокруг твоего, хм, островка, вот и лови себе там.
Исландия. Мне нужно больше трески.

Исландия заявляет, что теперь ей принадлежит вся морская территория на 12 миль вокруг острова.

Другие страны (хором). Ни хрена себе!
Исландия (нежно). Треска, трескулечка, трескушечка моя...
Британия. Слышь, ты...
Исландия. Вы.
Британия. Слышь, вы. Я как ловила у тебя рыбу, так и буду ловить. Намёк понятен?
Исландия. Уебу.
Британия (в шоке): Что?!
Исландия. У-е-бу.
Британия. У меня ядерное оружие.
Исландия. Ты в меня не попадёшь.
Британия. У меня флот.
Исландия. Скоро ты будешь вспоминать, как приятно было говорить о своём флоте в настоящем времени.
Британия. У тебя населения меньше, чем у меня матросов на флоте!
Исландия. Ничего. Треска станет жирнее на английском мясе.
Британия. Ах ты...

Британские рыбаки продолжают ловить треску в водах Исландии.

Исландия (задумчиво). Уебу.

Исландская береговая охрана окружает британские корабли и обрезает им тралы.

Британия (поперхнувшись чаем с молоком). Да вы охуели!..
Исландия (довольным голосом). О, наконец-то Британия говорит с Исландией на «вы».
Британия. Мне нужна треска!
Исландия. Нет. Треска нужна Исландии и Советскому Союзу. Эй, Союз, хочешь немного рыбки?
СССР (издалека). Рыбка? Союз хочет рыбки!
Британия. Блядь...

Британия выводит своих рыбаков и признаёт права Исландии на двенадцатимильную зону.

Акт второй. 1972 год

Исландия. Мне нужна треска.
Британия. Опять?!
Исландия. Мне. Нужна. Треска.

Исландия заявляет, что теперь её исключительные права распространяются на 50 миль вокруг острова.

Другие страны (хором). Да ты охуела!
Исландия (поправляет). Вы.
Британия. Ты меня достала, мелкая паскуда.
Германия. И меня. Мне, может, тоже треска нужна!

Британия и Германия продолжают ловить рыбу в водах Исландии, приставив к своим рыбакам фрегаты военно-морского флота.

Исландия (задумчиво). Уебу. Обеих.

Исландская береговая охрана пытается обрезать тралы у английских рыбаков, но нарывается на предупредительный огонь военного флота.

Исландия (меланхолично). Не я уебу — так другие уебут... (поднимает трубку) Алло, США? Исландия беспокоит. Нет, не Ирландия, а Исландия. Нет, это разные страны. Уебу. Что? Нет, это пока не вам. У нас тут ваша военная база была, помните? В смысле — «до сих пор стоит»? Сейчас уберем, раз стоит. А то нас тут обижают, а от вашей базы никакого толку. Мы другую базу поставим, красную. С медведем и кнопкой. И русскими. Что значит «не надо»? А, «решите вопрос»? Ну хорошо, решайте побыстрее. Чао (вешает трубку).
СССР. Меня кто-то звал?
Исландия. Нет, тебе послышалось.
СССР. А треска ещё есть?
Исландия. Нет. Она утонула.
СССР. Жаль.
США. Эй, вы там, которые в исландских водах!
Британия и Германия (хором). Что?
США. Идите оттуда на хуй, пожалуйста.
Британия. Но треска...
США. От трески изжога.
Британия (обречённо). Блядь...

Британия и Германия покидают исландские воды.

Исландия. Уебу в следующий раз.

Акт третий. 1975 год

Исландия. Мне нужна треска.
Британия и Германия (оглянувшись, тихим шёпотом). Пошла на хуй.
Исландия. Мне. Нужна. Треска.

Исландия заявляет, что теперь ей принадлежат воды на 200 миль вокруг острова.

Другие страны. Исландия, да ты... то есть вы...
Исландия (перебивает). Уебу.
Германия (меланхолично). Уебёт.
Британия. Смотрите и учитесь, сосунки.

Британия снова вводит военный флот для защиты рыбаков в исландских водах.

Исландия (задумчиво). У меня семь кораблей. У Британии около сотни. (Потирая руки) Это будет великая победа, достойная наших предков-викингов!
Германия (шёпотом). Исландия ёбнулась, звоните психиатрам.
Исландия. Выпускайте береговую охрану!

Из бухты с трудом выходит старый фрегат «Тор», перегораживает дорогу сразу трём английским военным кораблям и вступает с ними в бой.

Другие страны (хором). Исландия ёбнулась!
Исландия (с дьявольским хохотом). Нас ожидают чертоги Вальхаллы, где мы будем вечно пировать с Праотцом Одином за длинным столом!..
Другие страны (шёпотом). Пиздец.

Исландские и английские корабли гоняются друг за другом по морю, устраивая перестрелки.

США. Блядь. Вы, оба...
Исландия (не слушая). Сражайтесь, английские крысы! Ваше место — в сером Нифльхейме, под пятой великой Хель! Узрите же знамя ворона! С нами Тор!
США (в панике). Вы же оба члены НАТО!
Исландия (не оборачиваясь). Уже нет.
США (впадая в хтонический ужас). Как это «нет»?!
Исландия. Мы не будем сражаться плечом к плечу с трусливыми английскими крысами. Мы выходим из НАТО.
Другие страны (хором). Охуеть!..
США (бледнея). Но ведь у вас единственная база НАТО в северных морях!
СССР (подкрадываясь). А вот с этого места поподробнее...
США. Блядь! Британия! Можно тебя на два слова?
Британия (нехотя). Ну что ещё?!
США. Свали оттуда!
Британия. Это вопрос принципа!
США. Уебу!
Исландия. Отвали, США, это я её первая заметила!
США. Да ты охуела!
Исландия (помахивая треской). А знаете, медведи очень любят сырую рыбу. Исторический факт.
СССР. Ры-ы-ы-ыба-а-а-а...
США. Блядь! Британия!
Британия (разочарованно). Да что ж за хуйня...

Британия отзывает свои корабли и вслед за всеми странами Европы признаёт право Исландии на двухсотмильную зону вокруг острова.

Исландия (грустно). Великий Один остался без жертвоприношения... И веселье так быстро закончилось… (Оглядываясь по сторонам и замечая вулкан Эйяфьядлайёкюдль) Хотя всё ещё можно поправить!
Все страны мира (хором). Блядь...

____
Юра Гудименко на тему Тресковых войн «Коммонвэлт / Исландия 1958—1976».

С чем ънтошечка гусика делает? С гранатиком.

Пенсионерам он, как известно, глубоко по ресторану.

Сын, маме Юлии Ивановне, устроил шикарный ДР в одном грузинском ресторанчике. На люстре даже не покачались, всё чинно-мирно.

Как мне сказали два часа назад, сегодня день ооновской конвенции о психотропиках и он неотвратимо будет отмечен калорией, повод.

С запасов сделался одомашненный Тирамису, с приплодом. Так заведено. Не одним американцам подгонять диаметры своих ракет под ширину лошадей, у нас та же система. В одну холодцовую миску весь тортик не помещается, получаются двое — основной и личинка.

Вкусный уродец:

Величтсво:

Вехи:

Расскажу. Просто, но с нюансами.

Санкции торту не санкции. Как выяснилось, компоненты в наличии и в шаговой доступности.

Надо

Одну упаковку печенек Савоярди, четыре яйца, две столовые ложки сахарной пудры, какао-порошок (не купите пересахаренный, берите «Ярлык»), полкило сыра Москарпоне, грамм пятьдесят ликёра, коньяка или Масалы, тоже грамм пятьдесят зернового кофе, миксер, ватные диски, пару мисок для помешать и формы для положить готовый тортик.

Делаем

Сразу варим пол-литра кофе, потому что ему положено остывать. Сварили и поставили. Лучше вообще в холодильник.

Мочим ватный диск водкой и протираем миски для взбивания яиц, миксерные взбивалки и ложку для замешивания. А то бывали случаи, ничего не поднималось. Теперь делим яйца на белки и желтки.

Взбиваем миксером над водяной баней до стоячего состояния, только не перегреваем до свёртывания. Потом, туда и туда, сыплем поровну пудры и взбиваем миксером окончательно. Желток, кстати, должен стать белым, признак такой.

Убираем белок в холодильник. Вообще, в процессе, к холодильнику нужно обращаться как можно чаще, не давая нагреваться составляющим даже до комнатной температуры.

Теперь в желток вываливаем сыр и смешиваем на медленной скорости. Стараемся это не съесть, гоним котов и отманиваем детей мультиками. Убираем смесь в холодильник. Минут пятнадцать пусть постынет.

Доводим до ума Савоярди. Они продаются глазированными сахарной смесью, а, на мой вкус, сахар — убийца шикарного вкуса Москарпоне. Поэтому — раскрываем пачку, хватаем по паре бисквитов и трём глазурь друг о друга, прям на стол. Слетает она быстро, две дюжины очищаются за пару минут.

Выливаем бухло в остывший кофе, мешаем, цедим через марлю два раза и накрываем, чтобы не выдыхался аромат. Спирт нужен исключительно в качестве летучего вещества, поднимающего с собой вкусноту кофе, а значит — быстро испаряющегося. Это же означает тот факт, что можно исполнить безалко-вариант, попросту доварив кофе до испарения спирта.

Достаём, успевший подсесть, белок и взбивам окончательно. Больше миксер не потребуется.

Сразу можно доставать из холодильника смесь желтка и Москарпоне. И, вместе с ней, выставить перед собой на стол всё-всё-всё. С этого момента, дело в скорости. Перед нами: миска с желтково-сырной смесью, миска со взбитым белком, кастрюлька кофе, поленица Савоярди, какао, сито для него и формы для тортика. Кстати, у меня это холодцовые миски.

Сборка

Белок вываливаем в желтково-сырную смесь и мешаем ложкой до однородности. Неизбежно подосядет, но в общем останется воздушненько.

Быстро хватаем по одному бисквиту, макаем в алко-кофейный микс и выкладываем на дно формы рядами, в один первый слой. Не стоит держать печеньки в кофе, ожидая тотальной пропитки — развалятся.

Теперь, столовой ложкой щедро черпаем из миски яично-сырную суть и шлёпаем на первый слой пропитанных бисквитов в форме. Шлёпаем, пока не закроем, а потом ровняем. Теперь повторяем пропитку и выкладку со второй половиной печенек и зашлёпываем её тоже. Итого, у нас два этажа бисквитоа и крема.

Торт, кстати, готов. Осталось присыпать порошком какао. Делать это нужно через какое-нибудь кофейное сито, быстро и удобно. Да и комки не попадутся. Какао штука очень ароматная, так что более слоя не нужно. Раньше сыпал тёртый горький шоколад. Но суть-то всё равно в аромате, так что какао.

Сделаете — покажите. Будет галлерея

+

Говорил с поваром насчёт пряностей и замены Марсале. Повар сказал так:

  • Из пряностей в тирамису я отдаю предпочтение либо розовой воде, либо смеси кардамона с мускатным орехом, либо ничему другому. Марсалу заменить можно сладким хересом (красным или белым), а также Бейлиз.

Это только так кажется, что можно до бесконечности накатывать на людей идиотизм волнами, годы напролёт. Что народу всё нипочём. Я бы и поверил, сам когда-то не те трусы покупал. Но видел и жизнеутверждающее — люди выбирают водку в магазине. Водку. В магазине. Чтобы её пить. Так что нечего подсовывать всякое, мы с совка по лейбакам лажу пропаливаем и фирму´ ценим.

С шансоном, например, нехорошо получилось, совсем не то подсунули.

Думали — в пионерлагерях Шуфутинского обчихали, пронесло. Ни Северный, ни Новиков, на эстраду тогда не лезли, все на радостях отсалютовали и перекрестились. А вот не расслабишься, оказалось. С девяностых, понеслась вообще вся темаха якобы фольклора, комплексно. Два минорных аккорда на синтезе, гарантированно растаскивали на внутреннюю слезу, дальше свои гуси догоняли. Нейролингвистика шутить не будет, Мираж с Булановой соврать не дадут.

Какое-то время пипл хавал.

Но довольно резво стало ясно — всеядные дурачки у нас только в телевизоре, в рязаново-гайдаевских мечтах, в сериалах, да у аншлажного коллектива. Владимироцентральных, этих внезапно повыходивших в тираж инвалидов стиля, надо было срочно оформлять хоть во-что-то, чтобы продавать хоть как-то. И хоть кому-то.

Как обычно, троечников выручил звучный неологизм, а подвела жадность экономных. Кто-то из них, покопался в чём-то типа словаря. Так народился стыдливый обиход «шансонье», в переложении на текущую действительность «только пыром не пинайте, тапёр е6ашит как умеет». Почему «шансон» и какого, собственно, болта — даже на это можно было ответить всем красиво, но по красоте пройтись — это нужно видеть образ и слюнить дизайнеру, а троечники слов таких не учили.

Чтобы осознать весь ад фэйспалма этой подвывертки, вполне хватит наютубить по паре вещей от «азнавур», «пиаф», «генсбур» или «адамо». Ну чисто сравнить. И хоть Мальборо поспорил бы цитатой старика-отца про «пример штука дешёвая, примером ничего никому не докажешь», мы бы ему нашли возразить про «они первые начали». Из лепсов и кругов, — ответили бы мы Мальборе, — шансон такой же, какой из тебя ковбой в реале, толстой ты лев.

Я это про то, что мой сыр в могилу укатали те же троечники. Чисто аналогично перепутали общее со своим, у купчишек это водится. За то им будет всеобще-мировая рабоче-крестьянская благодарность с занесением. И ещё за то, что дедушку Пол Пота почём зря оговорили.

 
Ctrl + ↓ Ранее
Логоперс