3 заметки с тегом

Экология

Говорят, вернут скоро.

Не так что б я частый гость на районе, но когда бываю — всё же не прочь подышать воздухом, а не солярочным дымком.

С некоторых пор, на куске нашей улицы Лавочкина, на ночь остаются тусовать междугородные автобусы. С десяток. Мало того, что стоят под 3.28, так ещё и греются. А вместе с ними и весь район. А с районом и этот наш ънтошечка, со всеми его остатками лёгких. Ною по делу: при лёгочной недостаточности, стоячий дым чувствителен очень. Но это ерунда по сравнению с ускоренным развитием её у остальных. У тех жителей, которые могли ею и не страдать, но теперь возможно будут.

Короче взял баллон кислородику, укутался и пошёл фоткать, да полисов вызывать. Буду пополнять, по мере поступления свежестей.

По итогам

Выглядит всё примерно так:

Между басами сугробы по голову. Басов по пять—семь штук.

Импровизированная стоянка чадит не первый год. При постоянном передвижении ППС и ДПС патрулей мимо вот этого всего.

По этому поводу зазвонил на «112», патруль прибыл довольно резво — минут за пять. Товарищи сержанты всё поняли, но оформлять отказались: «бланков нету». Взяли с меня объяснение, обещались зарегить и сообщить номер КУСП заявления. Ага, знаем.

Ок, сержанты вызвали ДПС. ДПС приехал в виде нехотя представившихся офицеров. Офицер-капитан сходил, нафоткал номера басов и... уехал.

—  Оформлять административные правонарушения будем? —  Нечего оформлять, тут никого нет. Будет работать административная группа.

Так сказал товарищ капитан Назаров Андрей Николаевич и мы фигеем вместе с капитаном Стромиловым. Которому ничто не помешало вынуть — и бумажку протокола, и бумажку постановления, чтобы привлечь ънтошечку незамедлительно.

На этом месте я кое-чего не понял. Сейчас мне что предлагается, обзванивать всю главполицию и выяснять — соизволилось ли остальным капитанам выполнять свои должностные обязанности, вызывать эвакуаторы басам, либо просто поехать покататься на казённом бензине дальше?

А нафига мне это? Пускай с ними админка президента общается, раз такие занятые и отягощённые обязанностями.

Полчаса сидим в кабинете за делом. Врач в микроскопе, я в разгадывании заголовков томов с фотокарточками биопсийных срезов, сколько людей наковыряли менгели.

—  Хрящ... Хрящ тут откуда взялся? Не ударялся сильно так?
Ну откуда, за сорок-то три года...
—  Ну вот уголь тут ещё... вот смотри, ага... Старый может, а может и нет...
Ещё не легче... Уголь.
—  Нет, ну кто ж это ещё может быть как она? Гемангиоэпителиоидная эта... Но на иммуногистохимию всё равно сдавай, проверимся, да и спрашивать тебя будут где ни попадя.

Может, когда сдаёшь биопсию официально, то тебя выгоняют, а её берут на целую неделю чисто из милосердия? Потому что я уже через полчаса не мог слушать всех этих историй и причитал только, чтобы в микроскопе не всплыло про батискафных мышей '82 и взорванный унитаз '84. Тут-то и порадуешься узкопрофильности наших врачей, иначе бы уже сквозь линзы душу видели, комплексно.

Когда женщина-гистолог упомянула уголёк среди моих лёгочных клеток, я вспомнил первые походы в морг МПС, ещё до поступления в медуху. Мама друга, тамошний главпатанатом, среди прочих тонн знаний, расписала за лёгкие человека и что им бывает за два порока — курение и житие внутри города, можно на выбор. Попутно рассказу, на столе резались пневмосы — недавно появившиеся на свет и уже пожившие, сравнение.

Настолько ярко-алого цвета, какого они были у младенца, я до того не видел: доселе артериальной кровью при мне никто не исходил. А вот у москвича, доподлинно известно не курившего, был какой-то бардак из регулярных чёрных вкраплений. И это типа норма. У нас тут вот у всех, не упрячешься.

И потом я вспомнил, что как-то раз мы с вами пережили нечто, вошедшее в Википедию, как «Смог в Москве 2010». Ну в принципе так и есть — как раз теперь начинает выстреливать, при отсутствии причин для остановки: стены-то мыть в городе никто не собирался, дымить перестало и хорош. Теперь же, накось — тубики засуетились, без флюорографии участковые терапевты не принимают, все дела. А по-хорошему, стеночки стоило поскоблить как после техногенного катаклизма, и сейчас не поздно.

Опять же, про мой «рак/нерак» (ненаглядненький ты уже сука родной какой-то иди пацилюлю) на самом деле известно хотя бы то, что он не вполне злокачественный. И даже если не злокачественный, то всё равно системный и потому успешно тушку жрущий. А это та самая фигня, которая наблюдается при затяжных, долгорастущих и, например, отравительских процессах.

Отравиловка что-то где-то перемкнула в каналах, печень это не потянула и начинает сливать лишку. В числе прочего — в лёгкие, анатомия. Это «что-то» грызёт себе ходы по паренхиме, застаивается, некротизирует плотными очагами (плотными, Нахим!) и в оконцове склерозируется, вымывай потом оттуда шлангами, ага. Это не картина звёздообразных опухолей рака-классики, это мать его добро. Доброкачественное.

А это, кстати, не моё. Это одного шахтёра. Но мы с вами ему близнецы-братья, по факту:

Логоперс