3 заметки с тегом

Иммунотерапия

В этом вот положении, чего только не примешь за чудо. Положение такое положение.

Кароч, рыл нам нимношка жизни и нарыл нечто «Biocad», biocad.ru.

  • «Биотехнологическая компания BIOCAD — ведущая в России инновационная ... фармацевтическое и биотехнологическое ... одна из немногих в мире компаний полного цикла создания лекарственных препаратов ... предназначены для лечения самых сложных заболеваний, таких как рак, ВИЧ, гепатит, рассеянный склероз и т.д».

«Итэдэ» неожиданно включило в себя нечто совсем уж интересное: «Новое российское лекарство блокирует взаимодействие белков PD-1 и PD-L1 и активизирует иммунитет человека на самостоятельную борьбу с раком».

По описанию, это не что иное, как российский вариант Пембролизумаба (Кейтруды) — одного из тех препаратов, который учит иммунитет вкусу к распознаванию и поеданию раковых клеток.

  • «Препарат будет доступен для пациентов уже в 2018—2019. Он активирует внутренние силы организма человека на борьбу с раком. Лекарство на основе моноклональных антител, блокирует взаимодействие белков PD-1 и PD-L1, которое маскирует раковые клетки под здоровые. После нейтрализации PD-1, организм начинает распознавать опухолевые клетки как чужеродные и уничтожать их».

Закинул им простой и единственно возможный, в нашем случае, вопрос — сможем ли стать полезными друг другу. Ну там всякие испытания на тушках человека, вот это всё.

Сел ждать ответа. Надеюсь на лучшее. Надеяться на иное — было бы ни о чём.

2 февраля

Ответ воспоследовал — без шансов, набора в группы нет. Ок, будем поискать ещё. Тем более, что поползли слухи о проведении, отдельно взятым московским онкологом, клинических испытаний Кейтрудой. Прям вот здесь.

Все мои движения вокруг рака стоят на том, что я не верю в ущербность науки, науки советской, науки унаследовавшей советскую и вапщет мировую. Иначе, все действия по обращениям и лечению вполне научными препаратами — нелогичны и тогда закрывайте меня в дурку. А со мной и остальных онкопациентов.

До сего дня, я обращался к чиновникам и специалистам эпизодически. И это мало что дало в контексте намёка на старт системных исследований. С дня нынешнего, я буду круглые сутки обращаться ко всем институтам, научным научникам и государевым людям. И, по крайней мере, хотя бы на грамм добьюсь от этих лучших людей планеты — выползания из своих песочниц, ради коммуникативности друг с другом. А там уж и нам что-нибудь в иммунитет капнет.

Открытый Запрос о микробиологических исследованиях в области распознавания и блокировки функций жизнедеятельности атипичных клеток, вызывающих онкологические заболевания

Мы — пациенты редкого онкологического заболевания и не можем рассчитывать на лечение. Необходимость выживания требует от нас искать помощи у науки, как таковой.

Ситуация

Статистически, саркома «Эпителиоидная Гемангиоэндотелиома» встречается один раз на миллион опухолевых заболеваний. Характер приблизительности данных, говорит об отсутствии их консолидации и изученности. Первая научная онкологическая конференция по ЭГЭ, прошла только полтора года назад и обошлась без российских специалистов.

Фактически — лечения нет. Для приглушения роста опухолей, онкологи вынуждены идти эмпирическим путём, руководствуясь протоколами по приблизительным аналогам — Пазопаниб, Сунитиниб, Сорафениб, паллиативные резекции и трансплантации.

Такая ситуация — общее место для многих онкологических заболеваний.

И это в то время, когда современная микробиология способна воздействовать на межклеточные механизмы широким спектром методов. Только они могли бы остановить опухолевые процессы в их репродуктивных механизмах.

Взаимодействие

Мы не согласны на роль тихих, угасающих наблюдателей и не остаёмся в стороне. Мы уже ищем и не готовы верить в незаинтересованность науки. Её потенциала и ресурсной мощи государства достаточно для решения и более сложных задач.

Мы готовы ко взаимодействию с учёными, врачами онкологами, иммунологами, патологоанатомами, с правительственными структурами, отечественными институтами науки и международными научными организациями. Всюду есть специалисты способные понимать незащищённость каждого человека от подобных заболеваний.

Мы призываем вас ко взаимодействию.

Контактируйте с нами для выявления аспектов заболевания.
Обращайтесь к национальным ресурсам за средствами на исследовательские работы.
Привлекайте нас к клиническим испытаниям препаратов и методов воздействия на раковые клетки.

Получится у нас — получится у всех.

Контакты

Мы открыты для общения в нашей фэйсбук-группе RUEHEONCOLOGY: https://www.facebook.com/groups/rueheoncology/

Куратор группы — Антон Шигаев, город Москва:
+7 (926) 528-36-93
anton@shigaev.com
Пациент ЭГЭ.

Закончил конкретизировать цели проводящих в США испытаний целевого лечения Эпителиоидной Гемангиоэндотелиомы. Источник инфы — Клиникал Трайлс, главный — Брилин Уилки, университет Майами.


Таргетное лечение на сегодня

Онкологи назначают ингибиторы вроде Пазопаниба и Сунитиниба. Не имея в своём распоряжении лекарств, разработанных именно против ЭГЭ, применяют эти глушилки роста тканей-мутагенов, выявленных в качестве злодеев прежними генетическими исследованиями.

Оговоримся сразу — речь сегодня пойдёт об иммунотерапии, до которой таки дотянулись руки продвинутых онкологов. А именно о методе, подобном лечению кожных и кровяных онкологий.

Спору нет — в рамках онкологии метод верный: только таким путём мы тормозим развитие этих сарком. А при постоянном контроле и регуляции доз, можем рассчитывать на относительно сносное качество жизни, отнюдь не с таким же набором побочки, как на курсах классической химиотерапии.

Что предложит результат проводящихся испытаний

Во-первых, они охватывают более широкий диапазон, чем может предложить тема ЭГЭ. Университет предлагает погрузиться в проблематику через определение в ключевых понятиях «Advanced Alveolar Soft Part Sarcoma» (ASPS) и «Soft Tissue Sarcomas» (STS).

А во-вторых, вдобавок к очередному ингибитору дают препарат иммунотерапевтический.

Речь идёт об Акситинибе (Axitinib, Инлита) и Пембролизумабе (Pembrolizumab, Кейтруда).

Задача испытаний определяется исследователями выполненной, при отсутствии роста опухолей в течение трёх месяцев со старта. Вторичные цели тоже обозначаются, но отличаются только сроками.

Что за Кейтруда

Если вернуться на месяц-другой назад, к сообщениям в новостниках об успехе испытательных иммунотерапевтических групп детского рака, то здесь будет почти то же самое. Не будет разговора о какой-либо химиотерапии, зато будет масса историй о приёме препаратов с последующей симптоматикой жесточайшей лихорадки. Которая и есть проявление работы иммунитета, внезапно «обученного» распознавать и гнобить злокачественные клетки.

Если кратко, то там у пациента забирали его Т-клетки, учили и отдавали обратно. Здесь же, Кейтруда уже блокирует клеточный рецептор «PD-1», что и позволяет начать распознавание. Онкологам виднее — какой препарат лучше, но стоит упомянуть и Опдиво (который Ниволумаб), обладающий схожими свойствами, как по действию, так и по цене ггг...

Не буду включать в перечень Зелбораф, Тафинлар (Дабрафениб) и Траметиниб (Мекинист), так как я не вполне в теме — точно ли они таковы же по действиям в контексте сарком мягких тканей и не несут ли с собой проблемы излишней побочки в сравнении с Опдиво и Кейтрудой.

Итак, включение в программу Кейтруды говорит о курсе на иммунитет. А при успехе затеи, можно будет надеяться, если не на тотальном излечении, то по крайней мере на перевод ЭГЭ-подобных боляк в хронь.

Инлита здесь каким боком

Эта девушка известна по её родне — Пазопанибу (Вотриенту) и Сунитинибу (Сутенту). О замене одного другим, как и о силе побочки, оставим рассуждать лечащим врачам. Для себя же отметим их сходное свойство — угнетение фактора роста эндотелия сосудов. То есть той ткани, из которой и берутся клетки ЭГЭ, мутировавшие в злокачественные.

Не девушка, транс надо полагать. Акситиниб же...

Вот такие два препарата задействованы в испытательных группах университета. Какова цель их комбинирования на тестах — я не знаю, лишь догадываюсь. Логика понятна, а вот про необходимость нужно будет почитать в параллельных источниках. Благо ссылок в оригинале хватает.

Прорыв?

Ну во всяком случае — удар. Нормальный такой пинок не по следствию, а по причине, по задремавшему организму, в самый его иммунитет. Нечего отдыхать, работай, ищи, уничтожай Чужих.

Буду разговаривать с нашими онкологами, возьмутся ли.

Дополнительно о комбинировании препаратов

Поинтересовался смыслом комбинирования Кейтруды с Инлитой, ответила координатор сообщества ЭГЭ — Женя Гуткович.

Пришли новости

«Антон, дело в том , что иммунотерапия начинает работать только через несколько месяцев и важно стабилизировать рак чем-нибудь, как можно скорее. Мы видим неплохой эффект похожих лекарств , многие пациенты стабильны на Пазопанибе. Вторая причина — это то, что в преклиничесских исследованиях такое сочетание давало взаимо-усиливающий эффект».

Ну вот всё теперь по местам.

Логоперс