6 заметок с тегом

Инвалидность

такое

Это Проничева и оно у нас директор АО «ВДНХ». Той конторы, которая запретила допуск льготникам на главкаток страны в часы, самые сытные для кассового сбора. Именно запретила. Потому что 200, 300, 400, 500, 600 рублей (шестьсот прописью) для любой из передвигающейся ущербной личинки — это неподъём. Это шлагбаум.

Чучелко вообще не смущает дискриминационный посыл, который оно впрямую ебашит на сайте ВДНХ:

Тут прекрасен каждый абзац, тащемт. «Ты блядь дома посиди, нам без тебя-уёбка тесно». Ну или так: «Хлебало завали, доход. Не захочешь — заплатишь». Одна хуйня.

Перед Проничевой было поставлено письменное предложение — выкатить на люди свою версию резонности отмены льготного входа для тех, кто в большинстве и так придти-то не сможет. Проничева предусмотрительно въебала эффективнометр и отвечать не стала.

Ну, ок, это курица — ей дристать на жерди полагается сутками. Поэтому больше всего порадовали знания и способность не замечать дискриминацию, другого лица — очередного заместителя мэра по градострвительству Березина*. Этот, в ответ на удивление какого-то сука пенса, радостно рапортует о своей готовности... передать пожелания коммерческой структуре:

—  АО «ВДНХ» конечно должно действовать по договору с этоймосквой и соблюдать законы и приказы президента насчёт культуры и спорта, конечно оно входит в комплекс градостроительной политики и всякой там доступной среды, но нам похуй и потому договор мы тебе не покажем, а на льготников — как срали, так и срём. Что такое «в соответствии с действующим законодательством»? О каких нормах права речь? Да мне похуй. Пожуй.

Ну, скажем так: пиздишь. Ок, скажем корректнее: утаиваешь всю информацию, совершая служебный подлог. Всё было бы так, как расписал чинарь, не будь АО «ВДНХ» ещё и КП «ВДНХ» — казённым предприятием. Ну, ок. Пизди пока.

Такими градусами измерения своей работки, живёт одна часть общества. Не будь другой, нуу... гнили бы по домам, буквально.

*  *  *

Например, что мешало оргу очередной коммерческой выставки на Тишинке «Атмосфера Творчества», послать охуевшего пенса с его вопросом о параметрах доступа для инвалидов? Да ничего не мешало. Как не мешает другим включать отмаз «пандус есть и отъебитесь, денег ток не забудьте».

Но замечательный человек Жанна — дико усталая тётка почти незаметного роста — по одному лишь заданному ей вопросу, сориентировалась мухой. Не сразу, но в итоге решила проблему на пользу всем. Сначала, вместо 250, для убогих стало 150. Это по телефону. А на кассе, бабки принимать и вовсе отказались. Это называется — организатор знает, из суммы каких слагаемых растёт прибыль, как вот щас, так и на перспективу.

Чел реально умеет считать, понимает: ну не получишь ты денег с тяжело-больных пенсов! Ну блядь не доковыляет 99 процентов из них, ну не найдут они — от чего оторвать полштукаря. Ну арифметика такова, куда деваться. Зато настолько же благодарных посетителей, ты встретишь разве что среди детского народа, нигде больше.

У меня нет фотки Жанны, я постеснялся снять. Зато смог поблагодарить лично, заставил улыбнуться.

*  *  *

То, что случилось на той же Тишинке неделей раньше (выставка «Мишки Тедди 2017», ООО «Антарес Экспо»), возвращает в другую часть общества. В той, где вошкаются счетоводы-троечники на стабильном синдроме вахтёра. Может быть я вернусь к этому эпизоду и распишу на словах, но не теперь. Есть видос, склеил минут на восемь. Пока лежит на ютубах. Хотя орги уже поскакали туда — требовать жалобами свой слой шампуня на их драгоценные личики. Таким чего-нибудь объяснить — проще засудить.

Ну вот какие-то такие разницы.

__
* Березин Андрей Юрьевич. Заместителя руководителя Департамента городского имущества города Москвы. Организует работу по координации деятельности хозяйственных обществ с долей города в уставном капитале, государственных унитарных и казенных предприятиях.

Оценить юмор

«Бесплатный проход для инвалидов I и II группы — со вторника по четверг до 23:00, а по пятницам, праздничным и выходным дням до 15:00».

Не всем понятна шутка такого йумора, поясню.

Инвалид 1-й группы — это такое существо, которое обычно не передвигается от слова «совсем». А если и передвигается, то дайбох до фаянсовой утки.

Ок, с этим разобрались. Теперь статистика.

Инвалид 1-й группы, всё ж таки передвинувшийся до какого-либо мероприятия — это более нонсенс, чем обыденность. Потому что есть арифметика, что-то там говорящая про полпроцента подобных. И то — под тотальным обезболом, да в сопровождении культуриста с дефибриллятором наперевес. Например на каток или на выставку, такое существо явится ток в том случае, если это Антошечка. А у него баян с опиатами на кармане, да и вообще ему... Но это частности.

Что до общего, то здесь важно понять режим существа #инвалидпервойгруппы. Его ключевым местом является та разница с человеком, при которой существо не вольно выбирать себе время на прогулку. Оно его вырывает из череды болей, процедур и свободного времени близких. Любые сужения рамок мероприятий — шлагбаумы на единственно доступный способ выхватить куб воздуха. В том числе — эмоционального. Общение, буйство красок, звуки, движение слегка быстрее шага, такое. Мелочи, что зачастую оживляют красивее плюшек.

Что до денег за вход, то инвалид — это тоже не Антошечка. Я-то отпишу, не охну. А инвалиду-классике полштукаря — это протянуть ещё какое-то время. Дай тому, дай этому. Бесплатно и соцопека ничего не делает. Же.

Ага, ну тут тоже вроде понятно. Будем закругляться.

В чём прикол ограничивать доступ полпроценту существ к чему бы то ни было? Я имею в виду — ограничивать любым способом: от взимания платы как таковой до отказа очередного должностного лица или коммерса подумать над сокращением физических препятствий.

Мне без разницы — как там в европе, мне абстрактно любопытно: эти люди реально трясутся над перспективой убытка от ушлёпка-на-издыхании, ввалившегося к ним раз в год по обещанию? Главндела, весь этот оксиморон пляшет на фоне декларирования оздоровления общества, постановы в стране спорта и культуры на передний план.

Самый прикол в том, что вот ради этого, один эффективный менеджер, постит откровенно дискриминационный манифест. Другой заявляет «не пускаем ток ради инвалидов, им же тесно». А потом, все вместе, начинают бегать от прямых вопросов и строчить отмазки.

Ну и кто тут существо, кто инвалид?

...неужели рак всё-таки неизличим?! — подумали онкологи пополам с комиссарами минтруда и расчехлились на небывалое. Мутка бессрочной инвалидности первой группы — неподъёмный труд и для безногих, а зачастую и для слепых. А тут нате, живому-почтиздоровому:

фонетически «посмертно» куда благозвучнее

...ну, теперь майнить сам бох велел! — подумал онтошечка и поскакал кроить каркасы десятку ферм. Закон есть закон, который кроме прочего, приговаривает первогрупных к половинной оплате коммуналки. И электрификации в том числе. Пусть капает, чо.

Кстати в суете, МСЭ проебались во второй раз — снова не назначили онтошечке техсредств к программе индивидуальной реабилитации. И снова не ознакомили с их перечнем.

моё им сочувствие.

Летом 2015 получил первую группу, а сегодня оказался виноват в собственной тупости. Оказывается — исключительно по тупости — я доверился людям в белых халатах и расписался в пустом листе индивидуальной программы реабилитации, знаменитой «ИПР».

ИПР. Согласно закону, Индивидуальная программа реабилитации инвалида — это разработанный на основе решения уполномоченного органа, осуществляющего руководство федеральными учреждениями, медико-социальной экспертизы комплекс оптимальных для инвалида реабилитационных мероприятий, включающий в себя отдельные виды, формы, объемы, сроки и порядок реализации медицинских, профессиональных и других реабилитационных мер, направленных на восстановление, компенсацию нарушенных или утраченных функций организма, восстановление, компенсацию способностей инвалида к выполнению определенных видов деятельности. Это означает, что в индивидуальную программу реабилитации должны быть включены все мероприятия, технические и иные средства реабилитации и реабилитационные услуги, необходимые инвалиду для ведения полноценной независимой жизни.

И вот сегодня, в ответ на ранее поданное мной письменное удивление «как так-то?», новостью обрадовала товарищ Лецкая из Медико-социальной экспертизы Москвы: «Расписался, значит согласен».

Три месяца назад я обратился с запросом к лечащему врачу Онкодиспансера 2 — Афанасьевой и руководителю МСЭ по Москве — Запарию. Ответов не последовало.

Ответ пришёл лишь после обращения в администрацию президента. До этого всё молчало месяцами подряд. Чиновники МСЭ забили даже на запрос московского омбудсмена. Даже тогда, когда шевеление обозначилось по запросу с Ильинки, ответили в том же духе: «Расписался, значит согласен. Без разницы — чем ты там болен и осталось ли у тебя что-то, чем ты можешь дышать».

По истечение месяца с лишним, обратился к омбудсмену по Москве — Потяевой. А ещё через месяц — в администрацию президента РФ.

Я хоть и сам медик, но многого не понимаю вот в этих всех отговорках. Как мне кажется — полностью поражённые раком лёгкие и печень, по крайней мере, должны были привлечь внимание комиссии. Я же не слепой и успел заметить: её члены сплошь в белых халатах. По идее, их знаний должно хватить для понимания того, о каком диагнозе и о какой симптоматике речь. И что оно значит для ежедневного существования подобных больных.

И тем не менее, лист ИПР по-прежнему пуст!

Помню, как вчера было — сокрушались всей комиссией, охали и читали диагноз, как всё прекрасно понимали.

И при чём тут моё согласие или несогласие — полного лоха в делах МСЭ — я тоже не понимаю. Где тут моя вина? Но и здесь Лецкая нашлась: «Ваш лечащий врач Московской городской онкологической больницы № 62, ничего не указал нам в рекомендациях». Хорошо, не указал; ему я тоже направил запрос и уже третий месяц жду ответа. Но снова не понимаю: сама-то чиновник МСЭ — случайно забыла о своём медобразовании? Ок, но тогда зачем оно ей? Это я или комиссия имеет затруднения с передвижением и дыханием, чтобы прогуляться до кабинета врача (то же самое здание, кстати), да и поинтересоваться причинами отсутствия рекомендаций?

Полтора года я таскаюсь по жизни на здоровье, ухудшающимся день ото дня из-за отсутствия оборудования и процедур. Полтора года мне никто не даёт ответов по телефону и я вынужден ловить моменты сносного самочувствия, чтобы сгонять на почту для отправки заказных писем, XXI век.

Как оказалось — отправляю письма лишь для того, чтобы прочитать в ответах «Сам дурак».

Мои старые ухмыляющиеся знакомые, год пытающиеся засудить меня за их же воняющую деловую репутацию — главврач МГОБ № 62 Махсон и зав онкодиспансером № 2 Радлевич, где и работает мой лечащий врач Афанасьева, — в курсе происходящего чуть ли ни с первого дня, уж я постарался. Но я же не могу влезть им в голову и заставить думать. А тем более — быть профессионалами; тем более, что их смелости хватает лишь на отмалчивания.

До сих пор не могу понять — как Анатолий Нахимович Махсон может числиться главным онкологом Москвы... Я уже всё повидал, но это запредел.

Нельзя ли как-то помочь мне в деле получения внятного, основанного на нормах действующего права, ответа на вопрос — почему дурак-то? Может всё-таки есть способ привести во вменяемое состояние память тех, кто растерял её при оформлении документации для МСЭ и в самой МСЭ? Все документы на руках, ничего не скрываю.

Вопрос адресован каждому, кому интересна ситуация — юристу, пациенту в схожем положении, должностному лицу надзора, директору Спортлото, главному леснику арктического края, начальнику отдела раскраски пингвинов, кому угодно.

Оттуда, откуда я должен был получить — и ответ, и помощь — они не появились.

Тут мне особенно нравится факт внезапной установки проверкой — факта отсутствия рекомендаций из МГОБ 62 и, какая неожиданность, сообщение про то, что сотрудники МСЭ таки ничего для меня не разработали. Пчёлки мои.

Ну а рекомендация — смазать лыжи и сгонять на комиссию ещё разок, ну... в историю это должно войти обязательно, ящитаю.

Ни разу не слышал, чтоб инвалидку оформили без хоровой эквилибристики. Кстати, мой случай здесь — исключение, да и то по причине известной ебанутости³ вашего ненаглядного автора, которого проще похоронить, чем невежливо наебать. В общем же смысле — то, что приходится вытворять доходягам в защиту остатков прав на остатки своего здоровья, достойно широкой экранизации специально приглашённым духом тов. Ромма.

  • Антон,доброй ночи, я уже вам писала, что сыну с боем, но дали 1 группу инвалидности, в этом, я считаю, в основном Ваша заслуга, спасибо Вам, завтра пойдём в пенсионный фонд оформлять пенсию...

Какого блядь хуя? Откуда должны появляться такие письма? Почему мать (я не говорю уже о самом пациенте) должна год, другой и третий — биться с говнярями от административной медицины и втэков за то, что они должны поднести на блюдце по долгу своей службы? Нет сука. Она, оказывается, обязана совершенно случайно — сначала найти ънтошечку в интернетах, а потом, не менее случайно, завязать разговор о слухах насчёт инвалидки. По сути — о проссаной «пенсии» в 250 баксов.

Двести. Сука. Пятьдесят. Ёбаных. Баксов. В. Месяц.

Алё! Бабкина! Надежда!

Хуйня в том, что твари ещё будут исполнять с индивидуальной программой реабилитации для её сына — такого же четвёрочника от ЭГЭ. Например у меня, она до сих пор оформлена идиомкой «не нуждается». Руки никак не дойдут до прокурорской проверки. Это надо себе представлять — на что уходит всё моё время и насколько эффективно этим пользуются черти.

Ваш покорный лёгочник-печёночник, с одышкой-классикой в силу отжора саркомой от каждой доли по куску-другому, оказывается — не нуждается в кислороде, увлажнении и озонировании воздуха, расширении кубометров среды обитания, в прочей хуйне, хоть на грамм увеличивающей шанс угандошить свою онкологию.

И я сильно сомневаюсь, что оборудование, априори расписанное на инвалидов в ежегодном бюджете, не выделено каждому из них на бумаге. С «их» подписями в «получении». Притом, что инсайд как раз заикался о ежегодных премиях сотрудникам, сумевшим стихарить — и инфу об этих технических припарках, и самоё.

Этот лёгочник давно грызёт у жизни по факту неположенное — крутит сотни километров на чугунном найнере от залива до озера, перемежая трамадолом и конёчками, удивляясь очередной зиме и не зная — чем ещё жор компенсировать. Хер с ним, он хоть так тянет, ой ёбнутый. А что — остальные-то?

Заебали. Доведёте.

+

В субботу, после глумливого похода в сувенирный ларёк Оружейная Палата, пошли смотреть предновогоднее ламповое Москвы. Прочесав Никольскую с переулками, усвоили: слоган «Эти распродажи будут последними», прежде маячивший слабым вбросом, таки обрёл.

Картина мрачная, неспособная оставить марксиста без радости материализации пророчеств о системном паразитизме модели «капитализм». Витрины вчерашних шмоточных сетевиков, не успев покрыться наклейками АРЕНДА, орут чёрными пустыми зевалами эвакуации. За Третьим транспортным хотя бы плавненько шло, а тут — атас прям, целыми улицами.

Какое-то время неплохо будет топовым, тем что годами живут на правильно освещённом куске старой Москвы, в Третьяковском проезде. Место ни с каким не спутаешь. Там открыты ради одной-двух покупок в неделю и кризисами не сильно заботятся — их клиент сольётся последним. Их клиент, в общем-то, и мутит тему.

До момента осознания населением смысла тратить последнее лишь на патроны и консервы, покайфуют и фастфуды. Нет, кафешки-с-претензией уже давно пусты не на половину. Речь об опытных, типа Макдака и срисовавших с него свои бизнеспроцессы. Года не дам.

Потихоньку завершается выжим мелкосредних торговцев. Плюс, выпихиваются те непухлые и качественные бренды, которые было вознамерились поторговать напрямую. Убранные микрорайонные ларьки стали барашками на последней волне, стартовавшей со сноса Лужи и Черкизона. Чиновная плутократия, наглухо приросшая по местам, лучше знает — кому жить. Партийные нацики 60-70-80th, оказались достойными учителями.

Пятёрочки и Копеечки, подбирающие на бандосовых овощебазах отфильтрованное Перекрёстками и Азбуками гнильё, предназначены и в будущем накидывать охлос. Качество? Поддержка большевиками артельных производителей вплоть до середины пятидесятых? Династии мастеров? Не, не слышали.

Зря что ли перенапрягались в девяностых, скупая ментов отделениями в опт и выдавливая крестьян с рынков, да рабочих с заводов? Поди притомились, теперь и почить не грех.

А в Оружейной Палате понравилась цена за билет:

Становись инвалидом, товарищ. Не будешь тереть извилинами — схуяле вход в семьсот объявляют.

Логоперс