33 заметки с тегом

Кино

Ctrl + ↑ Позднее

Столько лет прошло с выхода Мастер унд Коммандер, что перестал ждать такого же реализма.

Морская тема, получше прочих подгоняет возможность упаковать в одном кадре рабочие моменты коллектива со скоростью, светом, запахами и, при этом не перекалить нитку безысходности, волокущуюся через весь хронометраж. Фабулу «куда ты денешься в открытом море» можно протащить, разве что, в кино с шахтёрами в забое, но я чёт пока не знаю — кто бы решился на развитие темы. Кэтрин Бигэлоу, Бодров ст, Сигарев.

Рон Говард — автор дорогой карамели. Каждый из его удачных фильмов можно назвать шикарным, но это шикарная карамель. Чтобы сделать тянучку чуть более, чем кусок расплавленного сахара, её красят. Так же и фильмы Говарда — ничто без адовой операторской присыпки. В «Моби Дике» по Мэлвиллу («В сердце моря» по прокату), камера — весь фильм. До чего же вкусная.

Поэтому я оч рад, что случилось ещё одно кино за аналоговое судоходство и сопутствующий ему треш.

Тут ънтошечка кагбе впечатлении добычи и применения внутренностей кита

Ни разу не котирую Звёздных Войн, но зачётные фотки — всегда зачётные фотки. Уходящая эпоха аналоговых дядек:

Тут, на 24DOC, было документальное кино про это. Ну про уходящее, про всё пропало и умрём. Обычное такое кино охает, ахает, надоедает и забывается, потому что нытьё. Другое дело, когда аргументированно. Главный аргумент за плёнку против цифры — несменяемость стандартов трещащих аппаратов. Я этот аргуемнт ем.

Вот реально — чуть ли ни с первого дня целлулоидного кинематографа, в нём ничего не поменялось. Заряжай сегодня в современный аппарат фильм девятнадцатого века и смотри. В то время как VHS-кассету уже и сунуть-то некуда. То же самое произойдёт через десяток лет с нынешними флэхами и авишными файлами. К тому же, при мне электричества, как известно, не будет. Свечки и лучины будут, электричество — нет, закон такой. Плёнку на просвет крутить будем, а флэхи ток на бусы.

Вопщем грущу гдет ещё пять-семь минут и ухожу смотреть цифровой Пацифик Рим.

ожидаемое

«Голос улиц» должен был выкатиться на экраны, в том или ином виде. Плюс-минус пять лет, как раз в эти годы. Подросло поколение, уже не слишком представляющее — чего там было, в Лос-Анджелесе 1992. И, главное, с чего загорелось. Можно лепить горбатого, съедят.

Ок, сделали худфильм, типа о хип-хопе.

В документальный пришлось бы включать массу неудобных кадров. Всех этих китайцев и корейцев, без лишнего бубнилова, соорудивших оборону своих кварталов и гасящих негров с огнестрела на поражение. Всех этих социально-опособленных негритянских мамок, неделями до этого, трясших плакатами на перекрёстках. Все эти слоганы fuck police, вот это вот всё.

Докфильмы пробуждают куда больше интереса, люди стали бы копать, расспрашивать пердунов. Докопались бы до протоколов и фоток насилия неприемлемого рода, порадовались бы фоткам с кучками трупов беспредельщиков. Бедных обманутых негритяток, которых вывели поразвлечься на улицы апазицыанеры...

Устал считать — какое десятилетие подряд, неграм в США поют «выженегры». Негры устали интересоваться — когда они сами-то заделаются бенефициариями с такого расклада.

Кто заказчик нетленки и с чего бы её, априори провокационную, вываливать на экраны именно сейчас — ну это как бы не вопрос. Охлос полагается держать в мандраже, охлос больше ни о чём думать не должен, забалует, коммунизмов и прочих справедливостей затребует. Да ещё на фоне очередного ограблялова очередного среднего класса... Это страшное дело, когда проморгаешь включение в предреволюционную формулу среднего класса. Этим думать вообще не давать, накидывая чистым колумбасом, модным искусством, да тонкими кухнями.

Лучшим напрягом, чем расовый, такую кашку не заправить. И лучшего момента не сыскать, чем пик бреда о неких отстрелах негритяток белыми полисами.

Помнится, товарищ Сталин предупреждал о руководящих умниках, непременно соблазнящихся национализмом, как дешёвым инструментом управлятора. Ну вот он, нате. Кино «Голос улиц» (Pisk Fraerov) полисов прям белыми дебилами и выставляет, в противовес чёрным, и ни в чём не виноватым, наркобарыжатам. Их жизнь заставила, ага. Вот-вот поскачут.


Думал цыганёнка Тимати сюда приклеить, но там клиника другого рода. Ему пока что Белый Господин был заказан, чисто в разгон немного иной темы.

Мне нравится то, как создатель фильма сам себя гоняет по кругу. Тупик за тупиком, он проходит ошибки предшественников, всех этих спилберго-дегенератов. Как и они, он вынужден играться с собой в Мюнхгаузена. И всякий раз, очередной метод вытягивания себя из болота фантазий за волосы, становится всё более притянутым за уши.

Задумка базиса сериала, как супер-реалистичной исторической фантастики, постоянно натыкается на дилемму — как показать Великий Нацистский Рейх шестидесятых годов, сунув в него какой-нибудь максимум недовольных или напуганных его жителей. Где их вообще взять? Выдумать. И тут начинается пир диссонансов — неунывающее подполье на фоне рабочих живущих в собственных коттеджах, гипертрофированная надменность Кемпентай и Штурмштаффель (Штаты поделены между Империей Солнца и ВНР), из которой становится необходимым готовить выжимку периодических массовых убийств и так далее.

При всём, коттеджный фон — это так, мелочь. Автор просто-таки выложился и на всём другом, в сумме создающим ощущение спокойствия обывателя, которое ему может принести лишь Империя как таковая. Начиная от размеренной жизни, достатка и образования, заканчивая нереально продуманными деталями эстетики нацистской айдентики вообще и Хуго Босса в частности, моделера формы SS и Вермахта. Американский SS... Даже в не слишком хорошем разрешении, вышивку знаков, подбор материала и подгонку одежды, не назовёшь иначе как любовной.

Случайно же роняемые акутализмы типа «я участвовал в искоренении евреев в Европе» и «порабощение Африканского континента», явно ведут к тому, что к концу сериала с предсказуемым финалом, согласных с ним по-просту не будет. Вся эта ляпота довольно искусно выдаётся за наивняк автора, не прикопаешься.

Стало интересно погуглить за авторов. Персивал делал «Америка по ту сторону расовой дискриминации с Генри Луисом Гейтсом младшим». В таком деле, чтобы выкатить антирасистские сказки на экраны, не врать не получится. Уже интересно. Андерсон делал «Тревожный вызов» с неплохим раскрытием темы маньячины, где не разобраться без понимания природы дегенератов. Кусама клепает сериалы, но по красоте: например не отворачиваясь гомосятины, она касается лишь лесбийской её части, при том ни разу не касаясь психиатрии. Ну и т. д.

При ближайшем рассмотрении, всё-таки более реальным кажется вариант с буржуазной наивностью. Автор вроде как и против мирской несправедливости, но будучи отпропагандоненным до бездумного фанатзима общечеловека, сформулировать предъяв к расизму не в силах. В самом деле, тут пришлось бы записаться в коммунисты, а этого либероидные няшки позволить себе ну никак не могут. Так и болтаются — между желаниями наделать красивых кадров и объяснить тупому зрителю, что всё это на самом деле плохо айайай.

Что-то такое сотворили и в Голодных Играх — с их шахтёрами и дистриктами явно заказанных к Украинскому барагозу. Там замут хоть и явный, но слегка хитрее: тезисы о вреде централизованной (явно же не демократической ггг) власти заглушены трэшем. И зрителю остаётся подсознательное сопереживание беспредельщикам. А вот в «The Man in the High Castle», зрителя за идиота держат чёт настолько неприкрыто, что замысел кина остаётся стабильно двояким.

Полностью переведён первый сезон. С интересом жду продолжения банкета. Местами нудятина, но ради красот можно и помотать.

О какой фюрерчег в шестидесятых:

Очень нудное итальянское кино, с никакой игрой, но очень реалистичное в плане событийной хронологии.

Французское кино знает себе цену и не выёживается.

Если людям предстоит показать брусок стали и коробку мышей, они не будут пресными, как вся эта скандиванская и английская пафосная страшь. Их обязательно покроют сытной синей плесенью и красиво подадут — в открытой посуде. Короче, IMDB-рейтинг французского кино всегда точен, а рецензии на него невозможно писать что-либо преувеличивая.

Всё это, в итоге, гарантирует сохранность времени. Градус предстоящего удовольствия от просмотра, становится ясен с первых кадров, на которых зреет верное решение смотреть / не смотреть. От эдакой честности, кстати, и Бессон народился.

Заставили смотреть новьё «La prochaine fois je viserai le coeur», я заставил мотать уже через пятнадцать минут. Фильм хороший, но чисто хроникальный. Слишком чистый экшн, реализм восьмидесятых, очень по настроению.

А суть в том, что фильму обязан Игорь Николаев. Косвенно, но всё-таки. Щас поясню и ужасну мир.

Это Кристоф. Его песня о просьбе «всего лишь слóва», играет с винила в мелком, но ключевом эпизоде фильма. Больше о фильме ни звука, мне от него понадобилась только она, красивая.

Если Клод Франсуа был иконой двух поколений французских тинок шестидесятых и семидесятых, то Кристоф — услада дам иных уж возрастов. И тоже не одного пересменка десятилетий, дядя живуч-плодовит. Дядя имеет стиль, стиль грешно не спиздить. А пиздилось у нас — из Штатов, Франции и Италии, традиция. Лучше бы из Индии, поугорали бы в край.

Я пока ещё не видел артистов эстрады СССР-late (60th-up), которые бы сделали себя сами. Пускай при помощи продюсеров, но что б с нуля. Нет такого. Цех коптил на строгом потоке, а творчество — это отход от линии, это непозволительный расход для капиталистического суперпроизводства (кто-то ошибочно считает, что капитализм проклюнулся и созрел у нас вот прям недавно). В святом деле пиздилова, узаконенный абсурд диктовал первоочерёдность антуража, поэтому качество самого исполнения занижалось ещё нимношка. Тут зачатки индивидуальности растворялись вовсе, оставалось цеплять аудиторию дешёвкой минорных аккордов миражей-булановых-ласковыхмаев.

Поэтому определять деятелей через формулу «оригинал / клоун» (типа «Кло-Кло / Антонов»), не слишком трудно. Можно поимённо и по памяти. Ток я долго не мог понять Игоря Николаева — с чего орла-надомника корёжит страданиями вплоть до писка, зачем китовый фильтр под носом, под кого косит. Но вот и этот вопрос закрыт, одной тревогой меньше.

 
Ctrl + ↓ Ранее
Логоперс