1 заметка с тегом

Крестьянство

historian30h

Всё уже было до нас.

Человеческое общество, в рамках одной и той же формации, существует в рамках одного и того же комплекса закономерностей — вне зависимости от того, есть уже айфон, или пока только лобогрейка.

Вот я, как историк, сегодня исследую феномен российского кулачества. Кулак держал русскую деревню в жесткой кабале. Как это происходило?

  • Половина населения деревни — бедняки, которым позарез нужна работа, чтобы банально прокормиться. Своего хлеба они не производят в достаточном количестве — или земли мало, или лошади нет, или плуга нет, или семян не хватило, или сил нет (больной или пожилой мужик, баба с детьми без мужика). Монополия на работу всего лишь у нескольких кулаков, скажем у пяти на сто дворов. На весь год кулак нанимает всего лишь одного-двух работников, а остальных только в сезон. Потому, за работу у кулака бедняки давятся, готовы работать за стол и копейки. Монополия на найм у кулака в условиях сельской безработицы — это кабала.

Есть это сегодня? Есть.

  • Крестьянину самому торговать с городом особого смысла нет. Ну получил три-четыре мешка зерна излишка, не ехать же с этим в город. Да и большинство российских сёл в начале прошлого века, были слишком далеко от городов. По тому транспорту — особенно. Ехать за бутылкой керосина, за куском ситца, тоже себе дороже. Потому в деревне есть посредник-монополист — тот же кулак.

Девяностые годы нас несколько разбаловали, когда кругом было полно мелких частников-торговцев. Но на наших же глазах, торговые сети разоряют мелкого частника и затягивают петлю вокруг потребителя. В оптовой торговле монополия сформирована уже давно. Нам говорят «жрите суррогат», и мы жрём, выбора нет. Еще немного и покупать будем только у монополистов, в торговых сетях.

  • Крестьянину срочно понадобились деньги, или семена, или лошадь, или техника какая — он шёл к кулаку на поклон и брал на любых условиях. Условия были кабальные, но брать было больше не у кого.

Ипотеку не напоминает? Современную форму кредитной кабалы не напоминает? Форма другая — кабала та же.

Капитализм — это прежде всего возможность владельца капитала иметь прибыль, закабаляя любого, кто обратиться за работой, за ссудой, за товаром. Капиталист имеет монополию на рабочие места, на торговлю, на финансы. Жить захочешь — придёшь к нему. Это не мир так устроен, это система такая, созданная специально, чтобы владелец капитала стриг купоны, сам не работая.

Большинство думает, что капитализм закабаляет только работника. Нет, он ровно также закабаляет мелкого предпринимателя.

Схема такая. Я хочу открыть торговлю, скажем, понтиками. В городе существует только пять торговых центров, где эти понтики будут покупать в необходимом количестве. Выбора у меня нет и я прихожу к владельцу торгового центра, к настоящему капиталисту. Его менеджер мне говорит «мы работаем только с предпринимателями на франшизе». Я, в свою очередь, знаю, что в стране только пять крупных оптовиков понтиков, которые заключают договор по франшизе. У меня выбора нет, я прихожу к одному из них. Мне ставят условия: сразу закупить полный ассортимент продукции и постоянно поддерживать весь его спектр, вне зависимости от того, что у меня продается и в каком количестве. Цены — какие укажут. Оборудование и реклама — какие укажут. Регулярная отчетность.

Это кабала №1. Кабала торгового посредника. Вспомнили кулака, продающего крестьянину соль и керосин?

У меня, разумеется, не хватает капитала и продавец франшизы предлагает взять кредит у «своего» банка.

Это кабала №2. Кабала банка. Вспомнили, как кулак одалживал крестьянину семена или лошадь?

Я вложился в оборудование, завёз товар. После этого, уйти из торгового центра или перейти в другой, крайне разорительно.

Это кабала №3. Кабала работодателя. Вспомнили, как батрак упрашивает кулака нанять его для работы?

Жизнь внешне сильно изменилась. Современный батрак ходит в джинсах и мучается в пробках — на своей, либо взятой в кредит, машине. Но осталась кабала места работы, кабала ссуды, кабала торгового посредника. Остался капитал. Остался кулак. Остался капитализм.

Скоро сорок дней, как повесилась моя знакомая ипэшница с четвертьвековым опытом предпринимательства. Она всю жизнь считала себя капиталистом, но оказалась батраком капитала.

С вами был историк Алексей Сергеев, индивидуальный предприниматель, кулак для работников, батрак для торговых центров, банков и оптовиков.

Логоперс