2 заметки с тегом

Медико-социальная экспертиза

...неужели рак всё-таки неизличим?! — подумали онкологи пополам с комиссарами минтруда и расчехлились на небывалое. Мутка бессрочной инвалидности первой группы — неподъёмный труд и для безногих, а зачастую и для слепых. А тут нате, живому-почтиздоровому:

фонетически «посмертно» куда благозвучнее

...ну, теперь майнить сам бох велел! — подумал онтошечка и поскакал кроить каркасы десятку ферм. Закон есть закон, который кроме прочего, приговаривает первогрупных к половинной оплате коммуналки. И электрификации в том числе. Пусть капает, чо.

Кстати в суете, МСЭ проебались во второй раз — снова не назначили онтошечке техсредств к программе индивидуальной реабилитации. И снова не ознакомили с их перечнем.

моё им сочувствие.

Летом 2015 получил первую группу, а сегодня оказался виноват в собственной тупости. Оказывается — исключительно по тупости — я доверился людям в белых халатах и расписался в пустом листе индивидуальной программы реабилитации, знаменитой «ИПР».

ИПР. Согласно закону, Индивидуальная программа реабилитации инвалида — это разработанный на основе решения уполномоченного органа, осуществляющего руководство федеральными учреждениями, медико-социальной экспертизы комплекс оптимальных для инвалида реабилитационных мероприятий, включающий в себя отдельные виды, формы, объемы, сроки и порядок реализации медицинских, профессиональных и других реабилитационных мер, направленных на восстановление, компенсацию нарушенных или утраченных функций организма, восстановление, компенсацию способностей инвалида к выполнению определенных видов деятельности. Это означает, что в индивидуальную программу реабилитации должны быть включены все мероприятия, технические и иные средства реабилитации и реабилитационные услуги, необходимые инвалиду для ведения полноценной независимой жизни.

И вот сегодня, в ответ на ранее поданное мной письменное удивление «как так-то?», новостью обрадовала товарищ Лецкая из Медико-социальной экспертизы Москвы: «Расписался, значит согласен».

Три месяца назад я обратился с запросом к лечащему врачу Онкодиспансера 2 — Афанасьевой и руководителю МСЭ по Москве — Запарию. Ответов не последовало.

Ответ пришёл лишь после обращения в администрацию президента. До этого всё молчало месяцами подряд. Чиновники МСЭ забили даже на запрос московского омбудсмена. Даже тогда, когда шевеление обозначилось по запросу с Ильинки, ответили в том же духе: «Расписался, значит согласен. Без разницы — чем ты там болен и осталось ли у тебя что-то, чем ты можешь дышать».

По истечение месяца с лишним, обратился к омбудсмену по Москве — Потяевой. А ещё через месяц — в администрацию президента РФ.

Я хоть и сам медик, но многого не понимаю вот в этих всех отговорках. Как мне кажется — полностью поражённые раком лёгкие и печень, по крайней мере, должны были привлечь внимание комиссии. Я же не слепой и успел заметить: её члены сплошь в белых халатах. По идее, их знаний должно хватить для понимания того, о каком диагнозе и о какой симптоматике речь. И что оно значит для ежедневного существования подобных больных.

И тем не менее, лист ИПР по-прежнему пуст!

Помню, как вчера было — сокрушались всей комиссией, охали и читали диагноз, как всё прекрасно понимали.

И при чём тут моё согласие или несогласие — полного лоха в делах МСЭ — я тоже не понимаю. Где тут моя вина? Но и здесь Лецкая нашлась: «Ваш лечащий врач Московской городской онкологической больницы № 62, ничего не указал нам в рекомендациях». Хорошо, не указал; ему я тоже направил запрос и уже третий месяц жду ответа. Но снова не понимаю: сама-то чиновник МСЭ — случайно забыла о своём медобразовании? Ок, но тогда зачем оно ей? Это я или комиссия имеет затруднения с передвижением и дыханием, чтобы прогуляться до кабинета врача (то же самое здание, кстати), да и поинтересоваться причинами отсутствия рекомендаций?

Полтора года я таскаюсь по жизни на здоровье, ухудшающимся день ото дня из-за отсутствия оборудования и процедур. Полтора года мне никто не даёт ответов по телефону и я вынужден ловить моменты сносного самочувствия, чтобы сгонять на почту для отправки заказных писем, XXI век.

Как оказалось — отправляю письма лишь для того, чтобы прочитать в ответах «Сам дурак».

Мои старые ухмыляющиеся знакомые, год пытающиеся засудить меня за их же воняющую деловую репутацию — главврач МГОБ № 62 Махсон и зав онкодиспансером № 2 Радлевич, где и работает мой лечащий врач Афанасьева, — в курсе происходящего чуть ли ни с первого дня, уж я постарался. Но я же не могу влезть им в голову и заставить думать. А тем более — быть профессионалами; тем более, что их смелости хватает лишь на отмалчивания.

До сих пор не могу понять — как Анатолий Нахимович Махсон может числиться главным онкологом Москвы... Я уже всё повидал, но это запредел.

Нельзя ли как-то помочь мне в деле получения внятного, основанного на нормах действующего права, ответа на вопрос — почему дурак-то? Может всё-таки есть способ привести во вменяемое состояние память тех, кто растерял её при оформлении документации для МСЭ и в самой МСЭ? Все документы на руках, ничего не скрываю.

Вопрос адресован каждому, кому интересна ситуация — юристу, пациенту в схожем положении, должностному лицу надзора, директору Спортлото, главному леснику арктического края, начальнику отдела раскраски пингвинов, кому угодно.

Оттуда, откуда я должен был получить — и ответ, и помощь — они не появились.

Тут мне особенно нравится факт внезапной установки проверкой — факта отсутствия рекомендаций из МГОБ 62 и, какая неожиданность, сообщение про то, что сотрудники МСЭ таки ничего для меня не разработали. Пчёлки мои.

Ну а рекомендация — смазать лыжи и сгонять на комиссию ещё разок, ну... в историю это должно войти обязательно, ящитаю.

Логоперс