3 заметки с тегом

Не моё

historian30h

Всё уже было до нас.

Человеческое общество, в рамках одной и той же формации, существует в рамках одного и того же комплекса закономерностей — вне зависимости от того, есть уже айфон, или пока только лобогрейка.

Вот я, как историк, сегодня исследую феномен российского кулачества. Кулак держал русскую деревню в жесткой кабале. Как это происходило?

  • Половина населения деревни — бедняки, которым позарез нужна работа, чтобы банально прокормиться. Своего хлеба они не производят в достаточном количестве — или земли мало, или лошади нет, или плуга нет, или семян не хватило, или сил нет (больной или пожилой мужик, баба с детьми без мужика). Монополия на работу всего лишь у нескольких кулаков, скажем у пяти на сто дворов. На весь год кулак нанимает всего лишь одного-двух работников, а остальных только в сезон. Потому, за работу у кулака бедняки давятся, готовы работать за стол и копейки. Монополия на найм у кулака в условиях сельской безработицы — это кабала.

Есть это сегодня? Есть.

  • Крестьянину самому торговать с городом особого смысла нет. Ну получил три-четыре мешка зерна излишка, не ехать же с этим в город. Да и большинство российских сёл в начале прошлого века, были слишком далеко от городов. По тому транспорту — особенно. Ехать за бутылкой керосина, за куском ситца, тоже себе дороже. Потому в деревне есть посредник-монополист — тот же кулак.

Девяностые годы нас несколько разбаловали, когда кругом было полно мелких частников-торговцев. Но на наших же глазах, торговые сети разоряют мелкого частника и затягивают петлю вокруг потребителя. В оптовой торговле монополия сформирована уже давно. Нам говорят «жрите суррогат», и мы жрём, выбора нет. Еще немного и покупать будем только у монополистов, в торговых сетях.

  • Крестьянину срочно понадобились деньги, или семена, или лошадь, или техника какая — он шёл к кулаку на поклон и брал на любых условиях. Условия были кабальные, но брать было больше не у кого.

Ипотеку не напоминает? Современную форму кредитной кабалы не напоминает? Форма другая — кабала та же.

Капитализм — это прежде всего возможность владельца капитала иметь прибыль, закабаляя любого, кто обратиться за работой, за ссудой, за товаром. Капиталист имеет монополию на рабочие места, на торговлю, на финансы. Жить захочешь — придёшь к нему. Это не мир так устроен, это система такая, созданная специально, чтобы владелец капитала стриг купоны, сам не работая.

Большинство думает, что капитализм закабаляет только работника. Нет, он ровно также закабаляет мелкого предпринимателя.

Схема такая. Я хочу открыть торговлю, скажем, понтиками. В городе существует только пять торговых центров, где эти понтики будут покупать в необходимом количестве. Выбора у меня нет и я прихожу к владельцу торгового центра, к настоящему капиталисту. Его менеджер мне говорит «мы работаем только с предпринимателями на франшизе». Я, в свою очередь, знаю, что в стране только пять крупных оптовиков понтиков, которые заключают договор по франшизе. У меня выбора нет, я прихожу к одному из них. Мне ставят условия: сразу закупить полный ассортимент продукции и постоянно поддерживать весь его спектр, вне зависимости от того, что у меня продается и в каком количестве. Цены — какие укажут. Оборудование и реклама — какие укажут. Регулярная отчетность.

Это кабала №1. Кабала торгового посредника. Вспомнили кулака, продающего крестьянину соль и керосин?

У меня, разумеется, не хватает капитала и продавец франшизы предлагает взять кредит у «своего» банка.

Это кабала №2. Кабала банка. Вспомнили, как кулак одалживал крестьянину семена или лошадь?

Я вложился в оборудование, завёз товар. После этого, уйти из торгового центра или перейти в другой, крайне разорительно.

Это кабала №3. Кабала работодателя. Вспомнили, как батрак упрашивает кулака нанять его для работы?

Жизнь внешне сильно изменилась. Современный батрак ходит в джинсах и мучается в пробках — на своей, либо взятой в кредит, машине. Но осталась кабала места работы, кабала ссуды, кабала торгового посредника. Остался капитал. Остался кулак. Остался капитализм.

Скоро сорок дней, как повесилась моя знакомая ипэшница с четвертьвековым опытом предпринимательства. Она всю жизнь считала себя капиталистом, но оказалась батраком капитала.

С вами был историк Алексей Сергеев, индивидуальный предприниматель, кулак для работников, батрак для торговых центров, банков и оптовиков.

 «Вы не представляете, мои друзья, как торгаши переживают насчёт народного благосостояния. Я уверен, что похлеще коммунистов. Магазины и отделы закрываются один за другим, сокращают продавцов. Повесилась пока только одна из знакомых, а ведь в долгах все. Вы там держитесь за свои заработки, мои дорогие. А уж мы вас всегда, и оденем, и обуем»...

historian30h, друг сердешный

Очередная заметка моего дорого друга — рабочего завода, учителя начальной сельской школы.

Вчера одна девочка девяти лет рассказала мне свой сон. Сон был такой: она с подружкой в ЗАГС-е, выходит замуж, и тут перед ней разверзается пропасть, и в этой пропасти кто-то шевелится. Причём этот сон они видели этой подружкой на двоих, и был он одинаковый у обоих. Истолковать этот сон было несложно. «Ты женишься, Лиза, — сказал я ей — и ты, Катя, но брак станет для вас бесконечным, глубочайшим разочарованием».

В нынешней ситуации, когда распадается восемьдесят процентов браков, а оставшиеся непонятно за счёт чего сохраняются, я не боялся ошибиться.

«Я никогда не выйду замуж! — Воскликнула девочка. — Зачем нужно выходить замуж, если эти гадкие мужики всё равно бросают!». Я усмехнулся. «Нет, Лиза. Ты вырастешь. Ты забудешь этот разговор, и забудешь свой сон. Ты отмахнёшься от своих страхов, как от надоедливой мухи, и всё равно произойдёт то, что суждено».

А затем она поведала мне, что иногда видит близких людей, своего деда, например, представляет его, как он заправляет кровать, или ещё что-то делает, и потом оказывается, что так и было на самом деле.

И ещё недавно ей приснился страшный сон, в котором она видела маленькое, не выше стула ростом, странное и страшное существо. Огромные уши, большие глаза. Покрыт шерстью, свалявшейся в колтуны. Образ довершали сопля из носа и ниточка слюней изо рта.

Тут же был составлен фоторобот подозреваемого:

Впечатление было самым гадким, так это существо ещё и начало увеличиваться в размерах у неё на глазах, и выросло ей до пояса.

Она попросила мне объяснить, что это было. Оно действительно существует? Я пообещал ей выяснить, кто это был.

Я был в замешательстве. Мне было совершенно очевидно, что девочка с врождёнными задатками к ясновидению заглянула в нижний астрал и увидела одного из обитателей соседнего с человеческим мира. Эти обитатели, существуя параллельно с людьми, редко бывают замечены, и даже замеченные, ускользают из памяти. Так же, совершенно очевидно, что едва ли контакты с ними идут человеку на пользу.

Родителям она не рассказывала. Если подобные существа плотно насядут на неё и будут донимать дальше, есть два варианта развития событий.

  1. Психиатрия. Медикаментозное умерщвление в зачатке ясновидческих способностей, насильственно загнать девочку глубоко в тело и убедить её, что это — плод её воображения.
  2. Церковь. Ритуалы, отчитка, внушение со стороны священника. Вполне достаточно, чтобы отогнать мелкого беса. Но проблема в том, что мне неизвестен уровень компетентности и степень адекватности настоятелей ближайших церквей. То есть я не могу предугадать этот вариант развития событий. Девочка крест не носит, её родные к церкви отношения не имеют.

И третий вариант — оставить всё как есть. Тварь оставит её в покое, и случайная встреча останется единственной.

Попытки прошерстить Сеть в поисках указателей, могущих вывести моё расследование на верный путь, закончились волосами дыбом. Ибо такого трэшака я не видывал. Сатанинское мракобесие, православный экзорцизм, мутные кадры с плохо обрисованными силуэтами, комментариями загробным голосом и скрипучей музыкой, трясущиеся в припадках толстые тётки, вещающие попы.

Я всего лишь хотел узнать, что это за существо и можно ли ожидать от него пакостей. И если да, то как его отвадить. Но вместо этого, мне подсовывали какой-то бред. Я внезапно ощутил, насколько бездонен духовный вакуум в народе, где процветает подобная «культура». И я с тоской подумал, что славянское язычество ведь обладало знанием подобных существ. Фольклористы собрали множество поверий относительно невидимых соседей человека — духов болот, лесов, лугов, существ-соседей по дому. Православие объявило их всех вне закона, для церкви они все — бесы, нечистая сила. И они окончательно скрылись от человека, а мир поблек и потускнел.

Впрочем, справедливости ради, надо отметить, что сейчас мнение христианства по этому вопросу — самое адекватное из массово распространённых. Как страусиная позиция агностиков, отрицающих демоническое вмешательство в дела людей, так и саркастические реплики атеистов, не защищают их от демонов, напротив — делают их наиболее лёгкой добычей. Не вижу смысла пояснять далее.

Я вспомнил конец восьмидесятых, начало девяностых. Был у нас в посёлке мальчик. Лет двенадцати-тринадцати. И начали с ним происходить странные вещи. То вода из шкафа польётся, то тапочки полетят через комнату. А то, целый стул внезапно поедет по полу, дребезжа. Приезжали московские экстрасенсы, делали замеры, священники брызгали святой водой. Телекинез пропал так же неожиданно, как и появился. Парень этот ненадолго пережил своё двадцатилетие.

Я помню утро девяностого года. В телевизоре — дядька в галстуке и жутких очках, эти реально жуткие позднесоветские очки. Сидит и молча водит руками. И родители, замершие перед экраном. Чумак. Гипнотизёры, кружок У-Шу в засранном сельском клубе. Беснующиеся в судорогах толпы на проповедях американских проповедников. Реклама Аум-Сенрикё по телевизору. Проповедники секты Муна на улицах. Церковь Христа — давайте танцевать во славу господа нашего Иисуса! Господь любит вас! Кришнаиты с хохолками.

И ощущение тотального, безвыходного мрака, словно небо опустилось на землю и придавило нас своей тяжестью. И пусть кто-нибудь скажет мне, что весь этот шабаш не был связан с сопутствующими — распадом и разрухой.

Логоперс