112 заметок с тегом

Онкология

Общеизвестно, что слово Апелляция всяким пишется со второго раза  — доход ты конченый или шофёр самоката, зашквар афрографии всем прилетает, стабильность. Киллограммы бумаги изведены в пыль. Юридические короеды онкобольниц, и те — в начале рабочего дня лепят хлебный мякиш, чтобы залепить экран ноута в месте кнопки «абв». Не дай бох нажать, гоняй потом через весь офис, перепечатывай.

Всамделе, было бы обидно неграмотно пожаловаться в Мосгорсуд. Особенно после стольких пинков, полученных не от одного суда, но по одному и тому же поводу...

Гаага не за горами, ага. Не зря главврач суперонкобольницы вопил об этом, параллельно с воем о «потребительском экстремизме» раковых больных. Тот ещё затейник. Во втором Онкодиспансере, пациентов района врачишки называют «ОПГ „Лавочкина 54“», зайдите-поинтересуйтесь.

Успех юристов 62 онкобольницы очевиден — и «апелляция» правильно написана, и рыбный магнат Махсон под документами свой автограф более не ставит, не у дел. Подвисший вопрос — от чьего же тогда имени выступила против меня больничка на этот раз — таки сгенерит во мне гадалку с опережением, ещё до девяностолетних деменций. Никаких состраданий, я в шоке.

Не от имени же больничного юриста подана нынешняя жалобка, в самом деле? Ладно, с этим разберёмся отдельным процессом. Начнём с судейских и почтовых: эти куры снова сели жопами на сроки и порядки передачи документации. Непорядок, Володя приди.

Так или иначе, сам предмет разбирательства Махсона со мной, давно стоит под вопросом — изогнувшись чуть круче, чем в памятный момент приёма иска арбитражем.

Как бы там ни было, 14 августа нас ждут в Мосгорсуде и кого-нибудь дождутся наверняка.

Ток не меня. Надо же мне реализовывать свои права, даже если о них забыли все и сразу. А на это закон отпускает всякие сроки. На все эти — досудебные урегулирования, подготовки к рассмотрению, привлечения защитников и т. д.

Уже не говоря о состоянии здоровья. Я в натуре не сильно догоняю — как мне туда ковылять, но отнюдь не против перформанса с носилками, капельницей и баяна с трамалом наперевес. Вот ток простыню в крабовый флаг распишу и — вперёд, выносите взад копытами. Пожалуй придётся ждать приводной принудиловки, с сиреной хоть доставят.

Сам Минтруда всё за всех давно решил и приговорил к неизлечимой форме рака. Вы не подумайте, я за прогресс и готов сдаться на опыты хоть в минобр, хоть в минобороны. Там, слышал, медальками животворящими лечат, скоррелируем с модной платиновой химиотерапией.

...неужели рак всё-таки неизличим?! — подумали онкологи пополам с комиссарами минтруда и расчехлились на небывалое. Мутка бессрочной инвалидности первой группы — неподъёмный труд и для безногих, а зачастую и для слепых. А тут нате, живому-почтиздоровому:

фонетически «посмертно» куда благозвучнее

...ну, теперь майнить сам бох велел! — подумал онтошечка и поскакал кроить каркасы десятку ферм. Закон есть закон, который кроме прочего, приговаривает первогрупных к половинной оплате коммуналки. И электрификации в том числе. Пусть капает, чо.

Кстати в суете, МСЭ проебались во второй раз — снова не назначили онтошечке техсредств к программе индивидуальной реабилитации. И снова не ознакомили с их перечнем.

моё им сочувствие.

Часа через четыре окажусь в 45 поликлинике, головная на районе. Станут делать томографию с внутривенным контрастом. Ту, которую, по мнению компетентных медчинарей, делать бесплатно в поликлиниках нельзя, «страхование не покрывает».

Но оксиморон медстандартов живёт лишь в их мечтах, а ощутимые пердаками статьи и животворящая аббревиатура «МЭС» — в реальности. Выбор оказался очевиден и, спустя пару лет, был сделан в пользу сохранения драгоценных аналов в своих креслах. После пинка под один, уважаемый в онкокругах, сральник, выбор стал и вовсе уж несложным.

Всего-то пара лет. Хуйня для сотенки-другой тысяч пациентов, обождут. Десяток тысчёнок покамест сдох? Ебать, проблема... Таков уж рак, ага. До чего ж мне нравятся универсальные мантры от щщей бледнохалатных...

Безвременно, под искрами, погибший комп просит обождать монтажа увлекательного кинофильма, с представленим от главврача в качестве центрового сюжета. «Мы же вам не враги, поймите» — называется. Одна серия, кабинетные съёмки, медсёстры не пострадали.

В рабочем названии определиться было нетрудно, разобраться трудно. Но оно есть, это главное:

  • «
  • — Вы на каком основании затянули диагностику на полтора месяца?
  • — А?
  • — С вашими подчинёнными, виновным в создании угрозы жизни и здоровью, определились?
  • — Кто?
  • »

* * *

Сижу, жду семи, трясуся. Спать нереал, релаксы жрать впадлу. Пора бы привыкнуть к херовой динамике рачка, но надежда — сука та ещё. Просто так не отпускает, дразнит «а вдруг попёрло». Может и пральн.

+

Итак. Очаги в лёгких и печени — подросли и увеличились, появились новые. Что до конкретики объёма и динамики, то они прояснятся по факту проведения пары-тройки контрольных сравнений дисков последних томографий. Поеду отдавать, по очереди, двум проверенным рентгенологам. И надо будет найти ещё одного, свежая кровь.

Про письменное заключение рентгенолога из 81 ГКБ, говорить не охота. Писуля откровенно пошлая, на «отъебись» — подробно не расписано ничего, зашкал общих фраз.

Такое не перепроверить — себе в борщ насрать.

Ну ок, тотального прекращения роста пока и не ожидадось. Всё-таки анализы с показателями распада, лейкоцитоза и эозинофильского жора, я стал получать совсем недавно. Нужно продолжать лечиться, двигаться и ждать следующих обследований. Пока же, сокращу частоту анализов крови до раза в неделю, чтобы исключить риск ошибок.

Врачишки

2-й онкодиспансер, как и метрополия 62 МГОБ — помалкивают. Не звонят, не пишут. Причём, дословно: лечащий врач Афанасьева тупо не отвечает даже на письменные обращения. Не вызывает и химик Белоногов. От говнарей типа завдиспансером Радлевича и стеснительного рентгенолога Воронова, каких-то вменяемых шагов и не ждёшь, но могли хотя бы формально отписаться, чтобы не ждать в гости прокурорских. В общем, развлекаются в меру своей упоротости, «врачи» наши.

На запрос к главврачу МГОБ 62, вместо выкинутого за шкирку Махсона, ответил его последовать Каннер. Этот решил вообще не заморачиваться фигнёй типа факт-чекинга и кинул мне письменный ответ, сняв «факты» со всех прежних сказок.

Речь о тех песнях, где я, оказывается, как-то неправильно общаюсь с этими дегегератами, внезапно не являюсь на несуществующие приёмы и, разумеется, отказываюсь лечиться. Последнее — любимая фишка этих подоночков, встречается наверное у каждого из пациентов. Второй год меня не вызывают, не отвечают на обращения, но «отказываюсь лечиться» исключительно я.

Почему бы и нет? Прокатывало же у них ещё и не такое. Другое дело, что не в судах, по которым меня предполагалось затаскать, параллельно оттянув проверки своих забавных медучреждений. Но решения судов в мою пользу, им настолько же без разницы, насколько будет отсутствовать контроль за исполнением их решений.

Сегодня человеку-саркоме его тушка напомнила про иммунитет, причём сразу несколькими показателями анализов крови и писек — они чёт оказались задранными более чем. Не сказать, что внезапно; не сказать, что человек ничего для этого не предпринимал. И всё же, на фоне осторожного отношения к надеждам, это более, чем кое что.

so...

Лейкоциты — в два раза.
Эозинофилы — раз наверное в пять.
Калий, кальций и фосфор тоже отметились.

Что нам это даёт в свете оценки выбранного пути? До хуя чего. Лейкоциты какбе стремятся намекнуть, что зря их недавно обругали. Типа насамделе, они там чего-то нашли и уже готовы сожрать. Ну посмотрим.

Что до эозинофилов, то этим явно выдали какой-то хавчик. А хавчик для них — продукты распада. А кто в нашем молодом организме может столь реактивно распадаться, да ещё без внешних факторов навроде химиотерапии? Правильно — опухоли могут так распадаться. Больше я так стремительно ничем не болею, даже кашлять не могу, не охота.

Показатели менделевиев «K», «Ca» и «P», тоже вполне указывают на распад. Да, пока что «какой-то». Поэтому жду грядущей томографии, которая покажет — распадается то что надо или просто мозг балласт знаний скидывает. Через месяц поеду. Предыдущая — февральская — ваще не порадовала, но она была в самом начале активной фазы лечения, можно сказать формально-контрольная.

Пруфы

Биохимия крови

Общая кровь

Письки

С Анатолием Нахимовичем это случилось — главврач передовой онкобольницы страны, всё же пришёл к успеху, парсеками шаги мерял. Подтянув упоротых поворят типа Сталика Ханкишиева-Циммермана и ботов, с их дутыми группами в фэйсбуках, к своему базару вокруг денюжек за пилюльки, Махсон таки сотворил из медучреждения медиацентр.

Просто задайте конкретный вопрос Яндексу о 62-й больничке. Например о каких-нибудь клинических испытаниях какого-нибудь перспективного препарата. Вот такой зоопарк выползает в ответ на «МГОБ 62 +Пембролизумаб» например:

Ни слова о лечебном процессе — это пять.

Пресс-секретарь из Толика так себе, но это успех. За неделю развернуть балаган на фундаменте онкоцентра, многого стоит. Место препода пиара ждёт своего героя.

Меня спрашивают об этом с той завидной регулярностью, которую стоило бы зарегулировать для вопроса «В какую из групп направили на этой неделе?»

Стучась к очередному купчишке и боярину, собирая очередную толпу страждущих тупо выжить, я добиваюсь замены расхожего пожелания онкодоходяге на другое. Сегодня желают так:

  • —  Надёжной долгой ремиссии, здравия и радости!
  • (сюда б ещё «выпьем за любовь», но тогда с авторскими всю оставшуюся не разгребёшься)

А хочу, чтобы так:

  • —  Пореже слов за рак, побольше новостей за очередного прирезанного ростовщика и менялу.

Потому что только после этого, начнут интересоваться по делу и желать не походя:

  • —  Очередного ярда в новую лабораторию тебе.

Пойду в субботу прогуляюсь к специалистам. Они там какой-то День Против Рака устраивают, посмотрю — что скажут про испытательные группы.

В этом вот положении, чего только не примешь за чудо. Положение такое положение.

Кароч, рыл нам нимношка жизни и нарыл нечто «Biocad», biocad.ru.

  • «Биотехнологическая компания BIOCAD — ведущая в России инновационная ... фармацевтическое и биотехнологическое ... одна из немногих в мире компаний полного цикла создания лекарственных препаратов ... предназначены для лечения самых сложных заболеваний, таких как рак, ВИЧ, гепатит, рассеянный склероз и т.д».

«Итэдэ» неожиданно включило в себя нечто совсем уж интересное: «Новое российское лекарство блокирует взаимодействие белков PD-1 и PD-L1 и активизирует иммунитет человека на самостоятельную борьбу с раком».

По описанию, это не что иное, как российский вариант Пембролизумаба (Кейтруды) — одного из тех препаратов, который учит иммунитет вкусу к распознаванию и поеданию раковых клеток.

  • «Препарат будет доступен для пациентов уже в 2018—2019. Он активирует внутренние силы организма человека на борьбу с раком. Лекарство на основе моноклональных антител, блокирует взаимодействие белков PD-1 и PD-L1, которое маскирует раковые клетки под здоровые. После нейтрализации PD-1, организм начинает распознавать опухолевые клетки как чужеродные и уничтожать их».

Закинул им простой и единственно возможный, в нашем случае, вопрос — сможем ли стать полезными друг другу. Ну там всякие испытания на тушках человека, вот это всё.

Сел ждать ответа. Надеюсь на лучшее. Надеяться на иное — было бы ни о чём.

2 февраля

Ответ воспоследовал — без шансов, набора в группы нет. Ок, будем поискать ещё. Тем более, что поползли слухи о проведении, отдельно взятым московским онкологом, клинических испытаний Кейтрудой. Прям вот здесь.

Все мои движения вокруг рака стоят на том, что я не верю в ущербность науки, науки советской, науки унаследовавшей советскую и вапщет мировую. Иначе, все действия по обращениям и лечению вполне научными препаратами — нелогичны и тогда закрывайте меня в дурку. А со мной и остальных онкопациентов.

До сего дня, я обращался к чиновникам и специалистам эпизодически. И это мало что дало в контексте намёка на старт системных исследований. С дня нынешнего, я буду круглые сутки обращаться ко всем институтам, научным научникам и государевым людям. И, по крайней мере, хотя бы на грамм добьюсь от этих лучших людей планеты — выползания из своих песочниц, ради коммуникативности друг с другом. А там уж и нам что-нибудь в иммунитет капнет.

Открытый Запрос о микробиологических исследованиях в области распознавания и блокировки функций жизнедеятельности атипичных клеток, вызывающих онкологические заболевания

Мы — пациенты редкого онкологического заболевания и не можем рассчитывать на лечение. Необходимость выживания требует от нас искать помощи у науки, как таковой.

Ситуация

Статистически, саркома «Эпителиоидная Гемангиоэндотелиома» встречается один раз на миллион опухолевых заболеваний. Характер приблизительности данных, говорит об отсутствии их консолидации и изученности. Первая научная онкологическая конференция по ЭГЭ, прошла только полтора года назад и обошлась без российских специалистов.

Фактически — лечения нет. Для приглушения роста опухолей, онкологи вынуждены идти эмпирическим путём, руководствуясь протоколами по приблизительным аналогам — Пазопаниб, Сунитиниб, Сорафениб, паллиативные резекции и трансплантации.

Такая ситуация — общее место для многих онкологических заболеваний.

И это в то время, когда современная микробиология способна воздействовать на межклеточные механизмы широким спектром методов. Только они могли бы остановить опухолевые процессы в их репродуктивных механизмах.

Взаимодействие

Мы не согласны на роль тихих, угасающих наблюдателей и не остаёмся в стороне. Мы уже ищем и не готовы верить в незаинтересованность науки. Её потенциала и ресурсной мощи государства достаточно для решения и более сложных задач.

Мы готовы ко взаимодействию с учёными, врачами онкологами, иммунологами, патологоанатомами, с правительственными структурами, отечественными институтами науки и международными научными организациями. Всюду есть специалисты способные понимать незащищённость каждого человека от подобных заболеваний.

Мы призываем вас ко взаимодействию.

Контактируйте с нами для выявления аспектов заболевания.
Обращайтесь к национальным ресурсам за средствами на исследовательские работы.
Привлекайте нас к клиническим испытаниям препаратов и методов воздействия на раковые клетки.

Получится у нас — получится у всех.

Контакты

Мы открыты для общения в нашей фэйсбук-группе RUEHEONCOLOGY: https://www.facebook.com/groups/rueheoncology/

Куратор группы — Антон Шигаев, город Москва:
+7 (926) 528-36-93
anton@shigaev.com
Пациент ЭГЭ.

Хватит уже по углам сидеть со своими эпителиоидными гемангиоэндотелиомами.

RUEHEONCOLOGY

Фэйсбук на сегодня толще всех и ещё подышит. Надо использовать — согласовывать протоколы терапии, отслеживать изменения, звать правительственные организации, онкологов, иммунологов, патологоанатомов, прессу, проводить фесты, разговаривать о себе с людьми.

Делайте себя интересными.

 
Ctrl + ↓ Ранее
Логоперс