114 заметок с тегом

Онкология

Иммунология рака премиями вовсе не обойдена. Но в этой области исследований, как и всюду в официальных движах, есть разница между наличием и применением. И да, снова всё это к вопросу — кому это надо. Оценить надобность по конкретным случаям излечения, можно уже сейчас. Но численно они ещё малы относительно традиционных методов — химии и хирургии, традиция. Остаётся подумать научно и не отворачиваться от фактов. Которые реальным финансированием и не менее реальными результатами, доказывают верность пути иммунотерапии в частности и клеточной перенастройки вообще, как персонализированной, так и не очень.

Поддержка противораковой иммунотерапии

Например премия Вильяма Коули — того самого чувака из XIX века, которого держали за чудака — вручается отнюдь не редко и всегда по делу. С 1975, раздали под сто штук например. Там много имён персонажей, которые и по сегодня рубятся за противораковую иммунотерапию. И я ни разу не ошибусь, утверждая, что по факту рубятся против химии. Тут и Шумахер, и Литтман, Дранов, Руденский, Шарп, Саделян, Фридман, Галон... О них упоминалось и дай им бох всякова.

Ну то есть, разговор об этом: оказывается, с лохматых лет существует целая премия Коули и всего пара иммунотерапевтических препаратов существует в регистрации Минздрава. И кстати — те из русских фамилий, что светятся в перечне лауреатов премии Коули, то они как бы и не русские, они американские. У нас тут с разработками чуть более, чем глухо.

Ок, посмотрим — как там вообще, на сегодня.

Например, сто косых в швейцарских франках от фонда Бруббахера, светят раз в два года любому, прокачавшему скилы в раковой теме, как таковой. При этом, не достигшему 35 лет от роду, такой стимул.

В 2013, денег отвалил Майклу Карину. В этом случае, биолог не сильно упирал на иммунитет, но зато провёл фундаментальные исследования прямой зависимости возникновения раковых опухолей вследствие воспалений. Конкретнее — Карин, в качестве суперпрофи по межклеточным сигнальным трансдукциям, показал, как могут зафэйлить эти связи в случае хронической инфекции, а рак — стать следствием этого. Я это к тому, что как раз недоработки связующе-распознавательных способностей наших с вами иммунных клеток, ведут к пропуску ими раковых или там спидозных.

И, опа, как бы невзначай, в 2017 денюшка прилетает теперь уже более конкретизированным в иммунотерапии людям — Кроймеру и Зитвогель из Центра рака Густава Русси. И, опа, снова сюрприз — речь в их работе о том, о чём молекуляристы-клеточники рассуждали давно — об апоптозе. О запрограммированной гибели клеток, которой изначально лишены клетки раковые.

Команда Кроймера дифференцировала очередной тип иммунной реакции и смогла продемонстрировать — как факт смерти раковых клеток (не без воздействия токсинов конечно же) может стимулировать иммунную систему, если аутофагия была активирована заранее. Реактивация иммуногенности опухолевых клеток, делет их видимыми и помогая самоустраняться.

Зитвогель и товарищи, продемонстрировали вариацию на тему «70% иммунитета живёт в кишечнике». Испытаниями был доказано — микробиота кишечника стимулирует иммунный ответ на раковые клетки в других регионах организма, а не только в какашкопроводе. Например, штаммы Этерихии Внутренней и Барнеселлы Кишечно-человеческой, существенно улучшают успех химиотерапии циклофосфамидом (он глушит B, а не T субполяции лимфоцитов). Ещё, бактерии из групп Bacteroidales, Burkholderiales и Bifidobacteriales, тоже влияют на микроориентацию опухоли — они повышают эффективность терапии антител к раку кожи.

Доселе, подобные пинки иммунитету, наукой массово не раздавались никогда. И это при том, что они решают проблемы, не только противораковых терапий со всей их побочкой, не только тотальной резекции органов, но и проблему необходимости их повторения.

Наш случай

По материалам статьи Евгении Гуткович «Иммунология может привести к персонализированной вакцине для пациентов с ЭГЭ». Евгения Гуткович — вице-президент и руководитель исследований Фонда ЭГЭ, координатор Международного Сообщества ЭГЭ в Фэйсбуке и активный участник Российского Сообщества пациентов ЭГЭ
janegutkovich@fightehe.org  |  www.fightEHE.org

Итак, у эпителиоидной гемангиоэндотелиомы, после нескольких лет работы организаторов общественной группы и фонда пациентов ЭГЭ в Фэйсбуке, появился главный исследователь в разработке персонализированной вакцины. Доктор Шрайбер — известный специалист в области онкоиммунологии — продолжит исследования в обнадёживающем объёме.

Кто таков. Доктор Шрайбер — директор Центра иммунологии и иммунотерапии в Вашингтонском университете Сент-Луиса. Он был удостоен нескольких самых престижных наград в области науки, включая премию Института исследований рака имени Уильяма Коули и Чарльза Бруббахера за исследования рака. Он — член Американской академии наук и искусств, Американской ассоциации содействия развитию науки и Совета научных советников Национального института рака.

*  *  *

Подход иммунотерапии основан на фундаментальной концепции, согласно которой наше собственное тело должно распознавать рак как чужеродное вещество и уничтожать его.

Что такое персонализированная вакцина? Это вакцина, основанная на личной генетической подписи каждого пациента. В прошлом, неудачные противораковые вакцины нацеливались лишь на один отличительный онкологический белок, который был распространён среди пациентов. Нынешние содержат несколько мутированных белков или «неоантигенов», которые специфичны для опухоли отдельного пациента. Они выглядят чужими для иммунной системы, что должно активировать иммунные Т-клетки, способные начать атаковать раковые.

В качестве первого шага, мы отправили образцы ткани и крови 40 пациентов в лабораторию Шрайбера. Это ткани стабильных и прогрессирующих пациентов, а также тех пациентов, у кого ЭГЭ уже присутствует в нескольких органах. Это не просто — придётся организовать многоинституциональный проект с множеством документов, бюрократия. Пожелайте мне удачи в поисках сотрудников.

Образцы будут упорядочены по генетике в Вашингтонском университете Сент-Луиса. Далее, подключатся прогнозирования того, какие мутации станут хорошей мишенью для вакцины. Для этого, белки будут сконструированы, размножены и станут ядром вакцин. Как раз эти вакцины и будут вводиться пациентам в ходе клинических испытаний. Индивидуализированные противораковые вакцины смогут научить нашу иммунную систему распознавать клетки ЭГЭ и убивать их так же, как противогрипповые активируют её для распознавания и уничтожения гриппа.

Такая последовательность:
Пациент → Упорядочивание опухолей и нормальных тканей  → Вызов мутации → Формирование пептидной библиотеки мутаций → Отсев антигенов → Пептидное формирование и синтезирование → Объединение в общий банк → Шестикратная вакцинация за 22 дня → Оценка иммунного ответа → ...Либо соотношение с терапевтическим эффектом.

Возникает вопрос — откуда мы знаем, что это будет работать против ЭГЭ?

Дело в том, что ЭГЭ — рак тихий. Начинается медленно и долго остаётся стабильным. Поэтому, есть основания полагать, что иммунная система не менее долго держит его в страхе. Это, как и нижеприведённый перечень причин, сподвигли Шрайбера стать главным исследователем проекта ЭГЭ.

  1. Общая регрессия кожного ЭГЭ, обработанного имиквимодным кремом — основанным на молекуле имихимода, обладающей иммуномодулирующим и иммуностимулирующим действиями.
  2. Долгосрочная стабилизация с помощью IL2 — Интерлейкина-2, первого из обнаруженных цитокинов с активностью фактора роста Т-клеток.
  3. Успешное лечение вакциной OK-432 злокачественной брюшной водянки, асцита, вызванного ЭГЭ. OK-432 получена из низковирулентного штамма стрептококка.
  4. Реакция на антиангиогеники и иммуномодулятор Талидомид, а так же на интерферон альфа.
  5. Реакция на ингибиторы mTor (предполагавшейся роли в среде клеточной связки, эффекта не обнаружено).
  6. Прогрессия и несколько случаев регрессии во время беременности.
  7. В случае терапии PD-1 (рецептор программируемой гибели, апоптоза), у некоторых пациентов наблюдался временный ответ на неё.
  8. Стромальное воспаление — как признак иммунного ответа — в большинстве случаев.
  9. Спонтанная регрессия одной или даже нескольких опухолей.
  10. Худший прогноз у пожилых людей, у которых иммунитет уже угнетён.
  11. Опухоли возникают внутри кровеносных сосудов и растут вдоль них, адаптируясь под сосудистую систему. В большинстве случаев опухоли не инкапсулированы. Значительное количество опухолевой нагрузки имеет лёгкий доступ к Т-клеткам.

Итак, мы никогда не знаем — что будет работать у конкретного пациента, и почему это работает. В общем-то, такое положение вещей нормально, когда ты на старте исследований. Так что, каждый пациент — экспериментален. С другой стороны, таков рак — победить его трудно как раз в силу его индивидуальности: он наш родной, выросший из наших собственных клеток.

Чего нам не достаёт — это рациональных методов лечения, основанных на твёрдой науке с использованием генетики ЭГЭ, биологии и специфики каждого пациента. Но есть все поводы не сомневаться в правильности пути: мы имеем доказательства эффективности и безопасности персонализированных вакцин. Сегодня проходят клинические испытания, где они тестируются на различных типах рака.

К примеру, в Университете Сент-Луиса работы ведут:
Лимфома → Фенигер, 20 пациентов.
Рак лёгких → Говиндон, 20 пациентов.
Рак печени → Джилландерс, 30 пациентов.
Рак мочевого пузыря → Арора.
Глиобластома, мозг → Данн и Джовэйн, 30 взрослых, 10 детей.
Рак молочной железы → Джилландерс, 60 пациентов.
Рак почек → Хсье.
Рак простаты → Пачинский.
Меланома → Линетт и Келлер.

Рубин

Что слышно о работе доктора Рубина по целевой терапии?

Ещё одна особенность рака заключается в том, что один подход почти никогда не даёт стопроцентного результата. Рак умный, это самостоятельный орган с системами самозащиты: после положительного ответа на определенный тип терапии, эта терапия перестаёт работать. Единственный способ полностью победить рак — атаковать его со всех сторон, блокируя пути к побегу.

Мы обязаны поддерживать доктора Рубина. Во многих аспектах, его работа и работа доктора Шрайбера, будет перекрываться и представлять взаимную выгоду. Например, Рубин разрабатывает модель мыши, которую Шрайбер будет использовать в своём проекте. И генетическое картирование ЭГЭ Шрайбера, даст очень ценную информацию Рубину.

Да, у нас есть обоснованные надежды на то, что заключительные этапы клинических испытаний доктора Шрайбера будут поддержаны Национальным институтом рака. Но и вся предварительная работа должна быть поддержана нами.

Цена

Ориентировочно, мы говорим о 500 000 долларов США. Наверное это не много, учитывая контекст цены жизни. К тому же, мы самостоятельно осилили ещё одну значимую сумму — для создания лаборатории доктора Рубина. И сделали это сообществом вполовину меньшим, нежели оно представляет собой теперь. Это не считая того, что мы продолжаем активно искать спонсоров и рассчитываем на связи любого из тех, кто знакомится с нашей проблемой и успехами в её решении.

Wallstreet Journal тиснул забавный и предельно неполиткорректный квест, который имел несчастье попасться под светлы очи вашего послезавтрашнего императора. В статье, Журнал путешествует по точкам ракового таймлайна — с девятнадцатого века и по сегодня, попутно невежливо задевая стартовые точки реальных и внезапно заглохших исследований в онкологии.

Ему ну ваще никуда без моих каментов.

Начало девятнадцатого — середина двадцатого веков

Хирург Вильям Коли лечит рак «бактериальными токсинами» и добивается успехов с рядом пациентов.

Лолшто? Это наконец-то опубликовано?! Речь об успешной иммунотерапии девятнадцатого сука века. Речь о хирурге, в полном понимании своей профессии. Хирурге, занимавшимся исследованиями, как сегодня сказали бы «не по своему профилю», да ещё и привлекли. Бы.

Если вкратце, то Коли замечает отсутствие опухолей среди тех из своих пациентов, кто болен или переболел сифилисом, скарлатиной и рожистым воспалением. И мутит — либо живое прививание этих боляк онкопациентам, либо впрыскивание их токсинов. Кто-то помер, кто-то нет, но факт в наличии: иммунитет вздрагивал, включал свои спящие каскады, внезапно оказывался способным самостоятельно распознавать атипичные клетки и начинал ими питаться. Опухоли, понятное дело, куда-то девались.

Что такое было то время? О вакцинации знали только те, кто решился пройти вариоляцию (Екатерина-2 например), кто-то что-то слышал о методах Фракасторо и Авиценны, да ходили слухи о китайских серебряных трубочках, через которые детям вдували порошок из язвенных струпьев больных оспой например. В России было ещё веселее и не менее мудро — тут баловались свининкой, но с другого бока: выявляли у хряков трихинеллёз и бахались им. Дозы вымеряли на основе тысячелетней статистики. Которую и просрала официальная медицина в благословенные годы.

В общем плане, сегодня речь идёт о той подстёжке иммунитета для Homo Transfats, к которой спиралеобразно вернулись теперь. И даже слепили некое число пилюль, которыми... снова добились положительного результата, причём вне привязки к каким-либо конкретным типам рака. Сюрприз. Вот эти все Кейтруды-Пембролизумабы, Опдивы-Ниволумабы — как вышло, что на их разработку даже сегодня не сильно встаёт у госраспределителей благ? Ни к чему мешать стабильному потоку денюжек от химиотерапии-классики? Благослови Господи Британскую Империю за C4H8Cl2S на полях Великой Войны.

Что Онтошечка хочет добавить к этому пункту таймлайна? Две даты: 1890 и 1953. 1890 — год неудачи Коли, когда он ничем не смог помочь метастазированной подруге Джона Рокфеллера, зато полез разбираться с раком и обнаружил благоприятные последствия стрептококковых возбудителей рожи. А в 1953, дочь Коли — Хелена Наутс — таки достала общество людей доказухой и получила грант Рокфеллера на Институт Исследования Рака в Нью-Йорке. Отслюнили бы Рокфеллеры хоть копеечку на пыль? Не думаю.

Начало двадцатого века

Ряд пациентов рака шейки матки добивается коротких ремиссий при помощи вакцинации бешенством.

Всё ещё не иммунотерапия? Исследования продолжены? Пилюлька есть? В продаже?
Нуканешнаже.

Семидесятые

Учёные модифицируют ДНК вирусов так, что они начинают атаковать раковые опухоли мощнее, чем сырые вакцины.

Пациентов продолжают массово химичить ипритом.

Восьмидесятые

Бациллы Кальмета-Герена введены в опухолевый мочевой пузырь, с целью его лечения.

Бациллы Кальмета-Герена — это обычная противотуберкулёзка БЦЖ. Улыбаемся и машем недоступности иммунотерапии.

Девяностые

Начаты исследования противораковой вакцины на базе производственных мощностей фабрик Дендреон Калифорнии, и Биовекс Великобритании.

Я просто процитирую:

  • «Метод иммунотерапии вакциной Sipuleucel-Т фармацевтической фабрики Дендреон, стал первым для терапии рака простаты. Это препарат строгой персонализации, так как изготавливается на основе клеток пациента. На момент разработки, вакцина годилась для пациентов гормонорефрактерного рака простаты, при отсутствующих, либо слабовыраженных клинических признаках, а так же — при условии неполучения химиотерапии до вакцинации».

Угадаем с первого раза ключевую часть цитаты. А теперь вспомним недавние статьи о чудесном появлении противораковой иммунной вакцины на основе принципа «обучения» Т-клеток. Тридцать лет спустя.

2010

Управление по санитарному надзору США — FDA — одобрило применение Провенжа для пациентов поздних стадий рака простаты.

Провенж — это внезапно вакцина Sipuleucel-Т фабрики Дендреон, из предыдущего пункта.

Мне понравилось Снобовское описание процесса:

  • «Работает Provenge так: у пациента забирают кровь и выделяют из нее часть белых кровяных телец, а именно — Т-клетки и антигенпрезентирующие клетки (АПК). Их помещают в раствор, содержащий белки; подобно небольшим штырькам, эти белки „торчат“ на поверхности раковых клеток. Подстёгиваемые особым веществом-стимулятором, Т-клетки и АПК, как собаки-пограничники, натаскиваются узнавать и убивать клетки, несущие эти белки. „Обученные“ клетки возвращают в организм пациента, где они сразу же принимаются применять полученные знания. Повышенная активность „стражников“ организма определяет и побочные эффекты от использования новой вакцины: лихорадку, насморк, слабость и иногда боли».

2011

Amgen покупает BioVex.

Процесс наконец-то пошёл миллионодолларовыми шагами.

  • «Американская биотехнологическая компания Амген объявила о завершении сделки по приобретению компании Биовекс, которая станет ее подразделением. В результате сделки, Amgen получит доступ к экспериментальной противоопухолевой вакцине OncoVex, которая проходит третью стадию клинических испытаний для лечения раковых образований головы и шеи (скорее всего, речь о раке шейки матки), а также меланомы. Амген выплатил акционерам Биовекса 425 000 000 долларов в качестве аванса. Кроме того, они смогут получить до 575 000 000 в виде промежуточных платежей. Таким образом, общая сумма сделки может составить миллиард».

2014

Известия о банкротстве Дендреона сказались на продажах Провенжа.

Совпадения такие совпадения.

2015

Валент Фармацевтикал поглотил Дендреон и новая маркетинговая стратегия Провенжа привела к увеличению его продаж.

;—)

2015

FDA одобрила Imligyc — вакцину против меланомы от Роберта Коффина, основателя Биовекса.

Имлиджик — та самая противораковая вакцина Онковекс от безвременно почившего Дендреона. Мадридский двор, ворота настежь.

2017

Китайская Санпауэр Груп купила Дендреон у Валента.

эмм... нуладна.


* * *

Оригинал таймлайна например

Развернуть

Общеизвестно, что слово Апелляция всяким пишется со второго раза  — доход ты конченый или шофёр самоката, зашквар афрографии всем прилетает, стабильность. Киллограммы бумаги изведены в пыль. Юридические короеды онкобольниц, и те — в начале рабочего дня лепят хлебный мякиш, чтобы залепить экран ноута в месте кнопки «абв». Не дай бох нажать, гоняй потом через весь офис, перепечатывай.

Всамделе, было бы обидно неграмотно пожаловаться в Мосгорсуд. Особенно после стольких пинков, полученных не от одного суда, но по одному и тому же поводу...

Гаага не за горами, ага. Не зря главврач суперонкобольницы вопил об этом, параллельно с воем о «потребительском экстремизме» раковых больных. Тот ещё затейник. Во втором Онкодиспансере, пациентов района врачишки называют «ОПГ „Лавочкина 54“», зайдите-поинтересуйтесь.

Успех юристов 62 онкобольницы очевиден — и «апелляция» правильно написана, и рыбный магнат Махсон под документами свой автограф более не ставит, не у дел. Подвисший вопрос — от чьего же тогда имени выступила против меня больничка на этот раз — таки сгенерит во мне гадалку с опережением, ещё до девяностолетних деменций. Никаких состраданий, я в шоке.

Не от имени же больничного юриста подана нынешняя жалобка, в самом деле? Ладно, с этим разберёмся отдельным процессом. Начнём с судейских и почтовых: эти куры снова сели жопами на сроки и порядки передачи документации. Непорядок, Володя приди.

Так или иначе, сам предмет разбирательства Махсона со мной, давно стоит под вопросом — изогнувшись чуть круче, чем в памятный момент приёма иска арбитражем.

Как бы там ни было, 14 августа нас ждут в Мосгорсуде и кого-нибудь дождутся наверняка.

Ток не меня. Надо же мне реализовывать свои права, даже если о них забыли все и сразу. А на это закон отпускает всякие сроки. На все эти — досудебные урегулирования, подготовки к рассмотрению, привлечения защитников и т. д.

Уже не говоря о состоянии здоровья. Я в натуре не сильно догоняю — как мне туда ковылять, но отнюдь не против перформанса с носилками, капельницей и баяна с трамалом наперевес. Вот ток простыню в крабовый флаг распишу и — вперёд, выносите взад копытами. Пожалуй придётся ждать приводной принудиловки, с сиреной хоть доставят.

Сам Минтруда всё за всех давно решил и приговорил к неизлечимой форме рака. Вы не подумайте, я за прогресс и готов сдаться на опыты хоть в минобр, хоть в минобороны. Там, слышал, медальками животворящими лечат, скоррелируем с модной платиновой химиотерапией.

...неужели рак всё-таки неизличим?! — подумали онкологи пополам с комиссарами минтруда и расчехлились на небывалое. Мутка бессрочной инвалидности первой группы — неподъёмный труд и для безногих, а зачастую и для слепых. А тут нате, живому-почтиздоровому:

фонетически «посмертно» куда благозвучнее

...ну, теперь майнить сам бох велел! — подумал онтошечка и поскакал кроить каркасы десятку ферм. Закон есть закон, который кроме прочего, приговаривает первогрупных к половинной оплате коммуналки. И электрификации в том числе. Пусть капает, чо.

Кстати в суете, МСЭ проебались во второй раз — снова не назначили онтошечке техсредств к программе индивидуальной реабилитации. И снова не ознакомили с их перечнем.

моё им сочувствие.

Часа через четыре окажусь в 45 поликлинике, головная на районе. Станут делать томографию с внутривенным контрастом. Ту, которую, по мнению компетентных медчинарей, делать бесплатно в поликлиниках нельзя, «страхование не покрывает».

Но оксиморон медстандартов живёт лишь в их мечтах, а ощутимые пердаками статьи и животворящая аббревиатура «МЭС» — в реальности. Выбор оказался очевиден и, спустя пару лет, был сделан в пользу сохранения драгоценных аналов в своих креслах. После пинка под один, уважаемый в онкокругах, сральник, выбор стал и вовсе уж несложным.

Всего-то пара лет. Хуйня для сотенки-другой тысяч пациентов, обождут. Десяток тысчёнок покамест сдох? Ебать, проблема... Таков уж рак, ага. До чего ж мне нравятся универсальные мантры от щщей бледнохалатных...

Безвременно, под искрами, погибший комп просит обождать монтажа увлекательного кинофильма, с представленим от главврача в качестве центрового сюжета. «Мы же вам не враги, поймите» — называется. Одна серия, кабинетные съёмки, медсёстры не пострадали.

В рабочем названии определиться было нетрудно, разобраться трудно. Но оно есть, это главное:

  • «
  • — Вы на каком основании затянули диагностику на полтора месяца?
  • — А?
  • — С вашими подчинёнными, виновным в создании угрозы жизни и здоровью, определились?
  • — Кто?
  • »

* * *

Сижу, жду семи, трясуся. Спать нереал, релаксы жрать впадлу. Пора бы привыкнуть к херовой динамике рачка, но надежда — сука та ещё. Просто так не отпускает, дразнит «а вдруг попёрло». Может и пральн.

+

Итак. Очаги в лёгких и печени — подросли и увеличились, появились новые. Что до конкретики объёма и динамики, то они прояснятся по факту проведения пары-тройки контрольных сравнений дисков последних томографий. Поеду отдавать, по очереди, двум проверенным рентгенологам. И надо будет найти ещё одного, свежая кровь.

Про письменное заключение рентгенолога из 81 ГКБ, говорить не охота. Писуля откровенно пошлая, на «отъебись» — подробно не расписано ничего, зашкал общих фраз.

Такое не перепроверить — себе в борщ насрать.

Ну ок, тотального прекращения роста пока и не ожидадось. Всё-таки анализы с показателями распада, лейкоцитоза и эозинофильского жора, я стал получать совсем недавно. Нужно продолжать лечиться, двигаться и ждать следующих обследований. Пока же, сокращу частоту анализов крови до раза в неделю, чтобы исключить риск ошибок.

Врачишки

2-й онкодиспансер, как и метрополия 62 МГОБ — помалкивают. Не звонят, не пишут. Причём, дословно: лечащий врач Афанасьева тупо не отвечает даже на письменные обращения. Не вызывает и химик Белоногов. От говнарей типа завдиспансером Радлевича и стеснительного рентгенолога Воронова, каких-то вменяемых шагов и не ждёшь, но могли хотя бы формально отписаться, чтобы не ждать в гости прокурорских. В общем, развлекаются в меру своей упоротости, «врачи» наши.

На запрос к главврачу МГОБ 62, вместо выкинутого за шкирку Махсона, ответил его последовать Каннер. Этот решил вообще не заморачиваться фигнёй типа факт-чекинга и кинул мне письменный ответ, сняв «факты» со всех прежних сказок.

Речь о тех песнях, где я, оказывается, как-то неправильно общаюсь с этими дегегератами, внезапно не являюсь на несуществующие приёмы и, разумеется, отказываюсь лечиться. Последнее — любимая фишка этих подоночков, встречается наверное у каждого из пациентов. Второй год меня не вызывают, не отвечают на обращения, но «отказываюсь лечиться» исключительно я.

Почему бы и нет? Прокатывало же у них ещё и не такое. Другое дело, что не в судах, по которым меня предполагалось затаскать, параллельно оттянув проверки своих забавных медучреждений. Но решения судов в мою пользу, им настолько же без разницы, насколько будет отсутствовать контроль за исполнением их решений.

Сегодня человеку-саркоме его тушка напомнила про иммунитет, причём сразу несколькими показателями анализов крови и писек — они чёт оказались задранными более чем. Не сказать, что внезапно; не сказать, что человек ничего для этого не предпринимал. И всё же, на фоне осторожного отношения к надеждам, это более, чем кое что.

so...

Лейкоциты — в два раза.
Эозинофилы — раз наверное в пять.
Калий, кальций и фосфор тоже отметились.

Что нам это даёт в свете оценки выбранного пути? До хуя чего. Лейкоциты какбе стремятся намекнуть, что зря их недавно обругали. Типа насамделе, они там чего-то нашли и уже готовы сожрать. Ну посмотрим.

Что до эозинофилов, то этим явно выдали какой-то хавчик. А хавчик для них — продукты распада. А кто в нашем молодом организме может столь реактивно распадаться, да ещё без внешних факторов навроде химиотерапии? Правильно — опухоли могут так распадаться. Больше я так стремительно ничем не болею, даже кашлять не могу, не охота.

Показатели менделевиев «K», «Ca» и «P», тоже вполне указывают на распад. Да, пока что «какой-то». Поэтому жду грядущей томографии, которая покажет — распадается то что надо или просто мозг балласт знаний скидывает. Через месяц поеду. Предыдущая — февральская — ваще не порадовала, но она была в самом начале активной фазы лечения, можно сказать формально-контрольная.

Пруфы

Биохимия крови

Общая кровь

Письки

С Анатолием Нахимовичем это случилось — главврач передовой онкобольницы страны, всё же пришёл к успеху, парсеками шаги мерял. Подтянув упоротых поворят типа Сталика Ханкишиева-Циммермана и ботов, с их дутыми группами в фэйсбуках, к своему базару вокруг денюжек за пилюльки, Махсон таки сотворил из медучреждения медиацентр.

Просто задайте конкретный вопрос Яндексу о 62-й больничке. Например о каких-нибудь клинических испытаниях какого-нибудь перспективного препарата. Вот такой зоопарк выползает в ответ на «МГОБ 62 +Пембролизумаб» например:

Ни слова о лечебном процессе — это пять.

Пресс-секретарь из Толика так себе, но это успех. За неделю развернуть балаган на фундаменте онкоцентра, многого стоит. Место препода пиара ждёт своего героя.

Меня спрашивают об этом с той завидной регулярностью, которую стоило бы зарегулировать для вопроса «В какую из групп направили на этой неделе?»

Стучась к очередному купчишке и боярину, собирая очередную толпу страждущих тупо выжить, я добиваюсь замены расхожего пожелания онкодоходяге на другое. Сегодня желают так:

  • —  Надёжной долгой ремиссии, здравия и радости!
  • (сюда б ещё «выпьем за любовь», но тогда с авторскими всю оставшуюся не разгребёшься)

А хочу, чтобы так:

  • —  Пореже слов за рак, побольше новостей за очередного прирезанного ростовщика и менялу.

Потому что только после этого, начнут интересоваться по делу и желать не походя:

  • —  Очередного ярда в новую лабораторию тебе.

Пойду в субботу прогуляюсь к специалистам. Они там какой-то День Против Рака устраивают, посмотрю — что скажут про испытательные группы.

В этом вот положении, чего только не примешь за чудо. Положение такое положение.

Кароч, рыл нам нимношка жизни и нарыл нечто «Biocad», biocad.ru.

  • «Биотехнологическая компания BIOCAD — ведущая в России инновационная ... фармацевтическое и биотехнологическое ... одна из немногих в мире компаний полного цикла создания лекарственных препаратов ... предназначены для лечения самых сложных заболеваний, таких как рак, ВИЧ, гепатит, рассеянный склероз и т.д».

«Итэдэ» неожиданно включило в себя нечто совсем уж интересное: «Новое российское лекарство блокирует взаимодействие белков PD-1 и PD-L1 и активизирует иммунитет человека на самостоятельную борьбу с раком».

По описанию, это не что иное, как российский вариант Пембролизумаба (Кейтруды) — одного из тех препаратов, который учит иммунитет вкусу к распознаванию и поеданию раковых клеток.

  • «Препарат будет доступен для пациентов уже в 2018—2019. Он активирует внутренние силы организма человека на борьбу с раком. Лекарство на основе моноклональных антител, блокирует взаимодействие белков PD-1 и PD-L1, которое маскирует раковые клетки под здоровые. После нейтрализации PD-1, организм начинает распознавать опухолевые клетки как чужеродные и уничтожать их».

Закинул им простой и единственно возможный, в нашем случае, вопрос — сможем ли стать полезными друг другу. Ну там всякие испытания на тушках человека, вот это всё.

Сел ждать ответа. Надеюсь на лучшее. Надеяться на иное — было бы ни о чём.

2 февраля

Ответ воспоследовал — без шансов, набора в группы нет. Ок, будем поискать ещё. Тем более, что поползли слухи о проведении, отдельно взятым московским онкологом, клинических испытаний Кейтрудой. Прям вот здесь.

 
Ctrl + ↓ Ранее
Логоперс