4 заметки с тегом

Раннее диагностирование

Развлекуха конечно — с мая кричать «у вас рак модели эпителиоидная гемангиоэндотелиома», а потом внезапно оговориться тем, что он и не рак вовсе, а некая доброкачественная системная вещь.* Тем не менее, жрущая людей получше иного рака-классики и не имеющая у аллопатов против себя пилюльки. Вот такое я на днях узнал у онкологов пары разных клиник.

В общем, подтвердили у меня Эпителиоидную Гемагиоэндотелиому иммуногистохимическим анализом, сегодня, в инсте МОНИКИ. Одна подпись под заключением Казанцевой Ирины Александровны — немного, но отодвигает необходимость генетического анализа. И отодвинула бы вовсе, если бы иммуногистохимия сама по себе не оставляла вопросы открытыми, даже с учётом авторитета Иринысанны.

К тому же, наши американские друзья утверждают: «ЭГЭ показывает CD31, CD34 и Factor VIII. Если хотя бы два из них присутствуют, то это ЭГЭ». Но в заключении из МОНИКИ, как я понимаю, зафиксировано наличие лишь одного из трёх составляющих для однозначного диагноза: «Опухолевые клетки экспрессируют CD31, CD34 и виментин. И не экспрессируют цитокреатины широкого спектра (клон AE1/AE3), Fly-1, D2-40».

Отсюда снова возникает необходимость поднять тему о двух вариантах проверки наличия изменения у меня в генах WWTR1-CAMTA1, для окончательного и бесповоротного закрытия темы — ЭГЭ это или нет:

  1. Нарыть, кто бы сделал генетику здесь за вменяемые сроки.
  2. Либо перекинуть стёкла и блоки биопсии одному доктору Рубину в Кливленд, Огайщина.

Найдут генетики искомое — вопрос закрыт. Не найдут — буду выносить мозг минздраву с целью дальнейшего диагностирования.


  • Одно останется неизменным: Московская городская онкологическая больница № 62 — пидарас. Сначала тянули, потом снова тянули, забили на приоритет раннего диагностирования, а потом и вовсе оказалось, что работу не сделали.
  • Вся страна, с прогрессивным человечеством пополам, знает: у этих клоунов есть всё необходимое для генетических исследований. Но используется это всё не для науки, а чисто для нажиться на платных услугах. Или — как ещё объяснить отсутствие генетического анализа столь редкой фигни как у меня, ещё буквально в мае ходившей у них под боком в виде живого и говорящего организма?
  • Бог знает — каким килограммом транквилизаторов нужно запастись для спокойного восприятия того числа людей, которым спасли бы жизнь подобные исследования. Годы напролёт назначать в качестве лечения одну лишь пилюльку-заглушку роста сосудов, но не самой опухоли — это как? Это такая вычурная форма развития химиотерапии?

__
* Условно говоря, если всё представить картинкой, рак будет звездой, а доброкачественная опухоль мячиком. Ещё более условно выражаясь, тру олдскульный рак более агрессивен. Но и доброкачественные тоже повеселиться не прочь. Как, например, у меня.

Вчерашние томные размышления о способах контрольной верификации диагноза моего рака/нерака, ныне стоят перед завтрашним прыжком до Каширки. Там я буду доделывать работу за биоптологических медикомутантов 62-й онкобольницы Москвы. За наш с вами счёт.

Когда в застекольной картинке забранного у пациента биоптата обнаруживается возможность из ровно двух вариантов прямо противоположных заболеваний, то за хороший тон принято считать проведение контрольного исследования. В данном случае — иммуногистохимического. Иначе, невозможно сказать болезному — от чего он дохнет и какой пилюлей его пользовать, чтобы не прибить «лечением» чуть ранее, чем это сделает сама боляка.

Так как «срезы ткани лёгкого с разрастанием новообразования, более соответствуют доброкачественной склерозирующей гемангиоме (пневмоцитоме) склеротического варианта», чем злокачественной эпителиоидной гемагиоэндотелиоме, то не заметить этого в МГОБ №62 (где мне и делали биопсию) никак не могли. Заметили не только они, но и двое опытнейших паталогоанатома, к услугам которых я обратился на днях — с Каширки и из Клинико-диагностической лаборатории СВАО. Так что, в 62-й онкобольничке тоже всё прекрасно заметили, но  попросту сэкономили на реактиве маркера для иммуногистохимии, однозначно верифицировавшего бы тот или иной диагноз.

Да и что, в самом деле, за прелесть — тратиться на какого-то беспокойного дрища, упорно не желающего сдаться на четвёртой стадии, не заносящего денег на входе, да ещё мешающего жить уважаемым людям своими заявами? То ли дело остальные — люди как люди: смиряются и мрут как положено, давая крутануть бабло за списанное. Понять и простить.

Доки

Первый скан — морфология из МГОБ №62. Второй — единое мнение специалистов с Каширки и из КДЛ СВАО.

Итого

На сегодня, гистология обошлась в 23 000 рублей, да ещё иммуногистохимия будет где-то 10 000. Прикольно чо.

Сегодня праздник у ребят,
Ликует пионерия.
Сегодня к ним пришел в отряд
Лаврентий Палыч Берия!

Тубик отметён передовой технологией. Теперь стопроцентная моя онкология подтверждена стараниями противотуберкулёзной системы, устроившей мне нынче томографию — резво, без очередей и денюжек. Лучше бы канеш тубик наколдовали, но нужно быть довольным.

Ясность — наше всё, я спокойный. Теперь бы ещё очаг найти и будет мне щасье. Но сука доктор Быстров упёрся всеми своими административными копытами. Хорошо хоть рога острить уже очкует. Зовёт к себе завтра в восемь утра, но не говорит — зачем, в кабинетике прячется. Детский сука сад.

Зато доктор-онколог Быстров, провёл мне сегодня очередную серию из бесконечного сеанса УЗИ. По хую и яйцам тоже эхолотом елозил, затейник. Сквозь зубы жалился на значительное количество говна в моём говнопроводе. Выдал мне свой протокол обследования. Это при том, что днями ранее, воротил личико от такого же протокола 50-й больнички, даже не взглянул. На что ушли мои дни? Ещё ответит.

Computer Tomograph TOSHIBA (фотки сверху это уже УЗИ, хоть и тоже TOSHIBA) с внутревенным контрастированием, такой говорит мне сегодня:

«В лёгких определяются множественные гематогенные очаги 2-12 миллиметров, чёткие, накапливающие контраст. В динамике, по сравнению с томографией от 17 марта, увеличены — их количество и размеры.

В паренхиматозную фазу исследования печени, определяются гиподенсные очаги с нечёткими контурами и периферическим усилением: в S4a — 6 миллиметров, а в S6 — 16».

Говоря по-русски, это всё метастазы. Активно растущие.

На это, я такой у томографа спрашиваю:

«За какое ребро подвешивать крюком пидараса-онколога, не давшего мне направу на томографию — ни сразу, ни после, и не приступившего к лечению даже сегодня? При такой-то динамике?».

Молчит Тошиба и мы не можем её за это винить. У неё столько милизивертов нету, чтобы понять такое блядство. Я одно знаю — за каждую потерянную мной минуту, суки-докторишки днями ответят. Пока сажусь писать заявы в Департамент здравоохранения, Росздравнадзор, Минздрав и Одменестрацею презедента. Пускай вешаются.


P.S. Ха! А вот это рекомендации доктора-онколога Быстрова, после первого моего посещения светила. Рекомендации чисто онкологические. Которые, впрочем, доктор не стремится реализовывать в пределах своей компетенции и диспансера. Ну разве что УЗИ сделал, спустя драгоценные дни.

Мне особенно нравится «заключение фтизиатра». Типа без него, онколог копытом не шаркнет, ага.


P.P.S. А рака головняка нету у меня. Справедливо ли это?

Яйца надо щупать, но редко какая семья об этом думает вообще. Об отдельно стоящих обиженках-разведёнках речи нет, там поголовная тотальная клиника. Но если семья видит в себе смысл, то она не только девочкам объясняет — как именно и как часто нужно сиськи мять на предмет раннего обнаружения уплотнений. Но и яйца.

Лучше всех про эти расписал Серёга Пархотюк pjsbase, перенёсший операцию и химиотерапию. Чем, в общем-то, обычно и заканчивается небрежение к самодиагностике и ежегодным диспансеризациям. Он как-то выступал на нескольких фуршетах подряд у Тёмы Лебедева и благодарность ему за те рассказы — безмерная. Там и симптоматика, и практика, и исцеление, и профилактические рекомендации.

Серёга завёл специальный журнал по теме, изучайте: http://pjsbase.livejournal.com

Очень ценное у него — это картина всей истории в краткой хронике. Её стоит привести полностью:

«Вот как всё было:

  • Декабрь 2011 — жена обнаружла, что у меня одно яйцо больше и плотнее чем другое.
  • Январь 2012 — впервые посетил уролога Бабаджаняна в поликлинике в Ясенево. Начал лечиться от орхита (воспаления). Сначала таблеточки, потом укольчики. Не помогло.
  • Июнь 2012 — посетил уролога Грачеву Г.Г. в Зеленограде. Начал сдавать анализы. Получил направление на обследование в онкодиспансер в Балашихе.
  • Июль 2012 — диагноз „семинома левого яичка“ (рак).
  • Август 2012 — поступил в Балашихинский онкодиспансер, сразу завёл ЖЖ для записи хроник и для пропаганды щупания своих яиц. Прошла операция по удалению левого яичка. Сразу после операции — первый курс химиотерапии.
  • Сентябрь 2012 — Выпали волосы на голове. Второй курс химиотерапии в Солнечногорской городской больнице.
  • Октябрь 2012 — третий курс химиотерапии там же. Выпали все остальные волосы.
  • Декабрь 2012 — пройдено обследование по результатам лечения. Все показатели в норме. Профилактическая проверка через полгода. Начали отрастать волосы.

Вот такой вот год. Сильнейшая подача с правой от судьбы, в равновесие ей — рождение дочери. Одновременно, в один день, выписались — я из диспансера, а жена с дочкой из роддома.

С этого поста в журнале будет минимум онко-темы, только в рамках необходимых обследований и помощи другим людям. Зато будет неизменный призыв к контролю своего организма в целях профилактики. А так же море позитива!

Призыв: „МУЖИКИ! ПЕРИОДИЧЕСКИ ЩУПАЙТЕ СВОИ ЯЙЦА!“»

Ну вот как-то так

У меня не вполне так же, но по результатам диагностики, последствия, скорее всего, будут примерно такими же. И это тот вариант, к которому стремлюсь я и стремится каждый, любящий жить. Потому что альтернатива — обратная жизни.

С онкологов я слезать не собираюсь, какие бы они ни лепили отмазы о сложностях при реструктуризации и о внутренних регламентах, об очередях на МРТ и о нехватке пилюлек. Сколько бы клоуны ни старались повеселить меня намёками на платные услуги, они отработают мою им зарплату по-полной.

Что нужно иметь в виду, имея — как яйца, так и любые другие органы. То, что яйца — это такой же любой другой орган, только практически наружный. И в этом второе преимущество яиц, как и сисек: их можно невозбранно мять и даже щупать. Малейшее изменение привычной тактильности — сигнал побега до уролога/гинеколога.

Яйца. Начало.

И тут я себя спрашиваю — а какого болта мои проблемы кровоснабжения левого яйца, были обнаружены лишь по случайности? Именно так называется диспансеризация в четырнадцатилетнем возрасте. Ведь её могло и не быть. Доктор мог болеть и не придти. Я мог забухать и не придти. И это, хоть и дикие, но обычные причины пропустить медосмотр, которых сотни тут и там.

И тут я себе отвечаю — я потому сам себя не щупал, что моя мамка-разведёнка (из клуба разведёнок-профессионалок-неженилок) при слове «пиписька» играла смущение и слушать ничего не хотела. Чего уж там про яйца.

Итак, в 14 лет, на диспансеризации, у меня обнаруживают варикоз на левом яйце. Это был какой-нибудь 1988 год, а лечением тогда считалось перетягивание вены через брюшную полость. Делали на местном наркозе, дополнительно ширнув омнопоном. Все прошло замечательно. А о том, что данная операция ныне противопоказана и считается неправильной, я узнал много позже — от уролога, при назначении мне лечения рецидива опухоли яйца, лет пять назад. Мне уже было под сорок.

Яйцо опухло в восемнадцать лет

Дело, кстати, среди подростков, не редкое и быстро излечимое антибиотиками. Но так как у меня это случилось на жарком палаточном отдыхе, вдали от цивилизации как таковой, я слегка перепугался. Благо, что отдых наш закруглялся через пару дней и я решил не паниковать. Плюс к опухоли, чувствовалась резь у основания болта при эрекции.

А опух орган, как я думаю, в силу активного купания без переодевания в сухое. Что тоже, в общем-то нормально. Но, как выяснилось, не для ослабленного яйца.

И тут я снова себя спрашиваю — кто мне, подростку на момент операции, упустил объяснить необходимость больше думать о яйце, особенно в ветренные погоды. И даже не хочу думать над ответом, в виду его очевидности.

Ввалившись в Москву, попёрся к тогдашней подруге — провериться. Функционал функционировал как и прежде — ночь напролёт — и я подуспокоился. А к середине дня попёрся почему-то в КВД. Это очередной интересный момент, иллюстрирующий мегаобразованность общества, при которой, отрок либо юнош почему-то уверен в одном: если каплет, режет или опухает там, то это строго — венера. И ничего больше.

В КВД случились две счастливые случайности — вменяемый терапевт, направивший меня к урологу (не, ну анализы на всякое венеричное конечно тоже взяли) и наличие уролога. Он-то и сказал «орхоэпидидимит». А узнав мою медбратскую профессию, написал на бумажке курс лечилова цефалоспоринами, наказав по окончании зайти к урологу моей поликлиники.

Курс прошёл, опухлость сошла, боли остались.*

Если бы не они, фиг бы я пошёл к своему урологу. Но боли меня напугали. Они не были постоянными и возникали только при сколь-нибудь активном ухватывании или задевании яйца. Девушкам приходилось иногда объяснять до, либо резко менять позицию уже в процессе. В общем-то, жить не мешало тогда, не мешает и теперь.

В чём, как оказалось, и таится основная опасность для организма в целом.

Уролог в родной 108-й поликлинике, уверил меня в абсолютной нормальности ситуации, объяснив её наличием остаточного образования позади яйца. Типа кисты. И рекомендовал жить полной жизнью, не волнуясь и, по возможности, не обращая внимания.

—  Как насчёт удалить кисту? А то всё-таки случается дискомфорт.
—  Любая операция — это травма. — Ответил уролог. — Так что, лучше дискомфорт, чем лишнее вмешательство.

Врачам принято верить и я прожил ещё двадцать с лишним лет, всей жизнью, во всех её активных проявлениях, не страдая чем-нибудь жирнее ОРЗ.

За это время, лет пять назад, у меня случился единственный рецидив опухоли. Я сразу понял — что это, но на этот раз сразу погнал к урологу. Где всё закончилось абсолютно тем же: курсом антибиотиков, расписанным на бумажеке и уверением не беспокоиться.

Внезапно онкология

За всю эпопею хождения яйца по урологам (их было шесть, я искал различия во мнениях), мне попалась одна деловая тётенька, которая посмотрела, пощупала и дала мне направление на проверку в онкологии. Мне было двадцать пять, я был трезв, активен, вменяем и выкинул его на хрен.

Сегодня

Мой диагноз на сегодня — никакой. Правда теперь, он касается всего организма, так как симптоматически — у меня множественная диссименация в обеих лёгких. В простонародье — метастазы. А это по-прежнему лишь симптомы, но не диагноз. Врачи активно смотрят на яйцо, ворочают, щупают, говорят «яичко выстрелило», уцепились за него, дают направления. А я, тем временем, пока что ощущаю себя довольно хорошо.

Когда врачи видят на флюорографии такую красоту в лёгких, которая разрослась во мне, они сразу пинают тебя в Тубдиспансер. А я уже пинаю его в сторону параллельных исследований на онкологию. Потому что у меня время, а у них реструктуризация.

Они свой тубик во мне вычислять будут может год, за который я сдохну от рака. И все будут довольны: онколог будет петь «пациент был не моим, он из тубика заключение не принёс», а тубики голосить «онкология — это не мы, надо было самостоятельно проверяться».

Может меня это радовать? Ничуть, замучаются пыль глотать.

На днях, я убедил тех и других в том, что со мной так просто не будет. Лишь после пинков, мне мухой назначили компьютерную томографию с внутривенным контрастированием и проверкой по онкологии. Мне раскрыли тайное: оказывается, в Тубике есть врачи-онкологи. Мне открылось существование внелёгочного туберкулёза (со слов нач филиала моего тубдиспансера «туберкулёза не бывает только в ногтях и волосах»), а значит — врачей любого профиля, кучкующихся в данной системе. Мне открылись дали, перспективы и невозделанные поля дремлющих способностей к тотальному и раннему диагностированию всего на свете. Стоит лишь пнуть, взять за гриву, швырнуть и повозить пачкунов и барыжат носами по их какашкам. И ведь стоит же, часики тикают.

Следим за развитием событий и бежим рассказывать детям за необходимость ежедневно щупать свои яйца.

——
/* Функциональность всей мочеполовой в поряде, дети есть. А то интересуются тут уже не в первый раз, обеспокоенно.

Логоперс