1 заметка с тегом

Росздравнадзор

Самочувствие наше хорошее, к конько-досочным видам ускорения готов. Велик этой зимой буду практиковать строго по дальним дистанциям от тридцатки. Чтобы без рывков, на плавных разгонах. Так проще контролировать засос холодного воздуха, от которого и приуныть можно местами.

Спасибо, ребзя, за подгоны. В особенности за иммунологическую травку)) По деньгам уже говорил, напомню ещё разок — на данном этапе не нужны. Терапия, которую вы мне обеспечили в наименее болезненном виде, нормально возвращает к работе, а со стрессами разберусь уже на ходу. Онкологические мразотки тут конечно постарались, в долгу перед ними оставаться не охота.

За эту неделю наскрёб с десяток неотвеченных звонков, аж интересно стало. Стал вылавливать голосовые сообщения, нарисовались некие «медсёстры».

—  Вам надлежит приехать на томографию десятого числа к десяти утра.

Здесь прекрасны оба вводных — про надлежит и про пункт надлежащего прибытия. Он, между прочим, не просто за Москвой, он за Красногорском. Три часа только в одну сторону. На пяти пересадках.

Онкологический смотрящий за Северным административным округом Москвы Радлевич, как и его сюзерен Махсон, в курсе состояния химиотерапевтических больных. От и до. Им и встать-то не особенно реально, а реальность передвижения вообще сопряжена с летальностью. Между тем, располагая всем необходимым для проведения томографий на Войковской (в трёх станциях от меня например), эти научные мужи продолжают гонять доходяг за сотню км. Быстрее дойдут, мешать перестанут.

А ещё потому, что такие прогоны и позволяют им продолжать поборы — все эти ничем не объяснимые 3000 рублей за каждую инъекцию контрастного вещества на томографии, без которого она бесполезна. Суммы эти не просто необъяснимы, они ещё и взимаются без договоров на оказание платных услуг.

Обоснования взимания денег настолько же жалки, насколько и притянуты за уши: якобы существует некое предписание Минздрава (или Депздрава Москвы) забить на права пациентов и драть с них сколько вздумается в амбулаториях. Даже если амбулатории являются частью стационаров. Само собой, ничего такого в предписании нет, поэтому отъём и происходит — без договоров и без выдачи письменных отказов от бесплатного обслуживания.

Отзвоны начались одновременно с получением письма из Росздравнадзора (такая полиция при Здравохране), в котором я уведомлялся о продлении разбирательства по моему заявлению о вымогательстве. Продление понадобилось в связи с внеплановой проверкой документации в МГОБ 62. Играть в «пациент сам не приходит, мы даже обиделись на него» у врачишек уже не получится, да и под попками начало излишне теплеть.

Теперь способным парнишкам в халатах осталось одно — постараться вытащить меня в больничку на диагностику «он сам пришёл, невиноватые мы». Типа — прекрасно добираются у нас ракообразные на четвёртой стадии за сотку километров и не жужжат. При этом, сколько добралось, а сколько попросту забило на выходки озверевшей от своей жадности школоты-переростков — не упоминается. Потому что на обратном раскладе, придётся возвращать каждому по три рубля, шантажом отжатые в онкодиспансере. Да ещё и с объяснительной припиской — на основании чего отжали. А Радлевичу, его заму Берае и рентгенологу Воронову за три рубля присесть неохота. От слова «совсем». Кстати, Воронова они выставляют в этом деле крайним очень даже планомерно, всё на него сводится. Так уж заведено.

Поэтому мне названивают некие медсёстры, внезапно отказывающиеся представляться. Правильно делают, чо: догоняют, что умники их тоже вывели на передовую. Кроме звонков, веселят приглашения в электрописьмах. Там такой зоопарк анонимов в подписях... Альбины и Жанны отдыхают. Сыпят, кстати, на адрес этого сайта, который я в больничных документах не оставлял. Значит и почитывают. Милости просим.

По-моему, звонить и убегать — даже в начальной школе уже не принято. Ладненько, пускай позванивают. Я всё равно не понимаю — кто звонит. Я хоть и болезный, но немного не в ту сторону, чтобы подрываться и крутить километраж по призыву безымяшек.

Логоперс