65 заметок с тегом

Социология

Никогда и никто не назовёт перебором сожжение на площади Кемерово каждой из блядей — от охуевшего за годы губера до ключника.

Этого не делают. Поэтому завтра будет то же самое:

И вчера было то же самое:

  • 2000 — 3, телебашня.
    2003 — 23, школа в Сыдыбыле.
    2003 — 30, глухие дети в Махачкале.
    2004 — 26, работяги в Туве.
    2004 — 28, крыша «Трансвааля» в Москве.
    2005 — 25, в Ухте.
    2006 — 46, нарки в Москве.
    2006 — 9, во Владивостоке.
    2007 — 32, старики в Тульской.
    2007 — 63, старики в Краснодарском.
    2007 — 11, «911» в Москве.
    2009 — 44, студни в РУДН-е.
    2009 — 23, старики в Коми.
    2009 — 156 в «Хромой лошади».
    2010 — дичь пожаров по стране, на 200 000 гектаров.
    2012 — 14, швейные работяги в Подмосковье.
    2012 — 11, работяги возле Ханты-Мансийска.
    2013 — 37, психиатрия в Новгородской.
    2013 — 38, психиатрия в Раменском.
    2013 — от 10 000 в 150 000 пожаров.
    2015 — 19, «Адмирал» в Казани.
    2015 — 31 смертей и 5 000 без жилья, Хакасия
    2015 — 23, психиатрия в Воронеже.
    2015 — 12 смертей и 5 000 000 книг, Институт научной информации по общественным наукам.
    2016 — 12, швейные работяги на Стромынке в Москве.
    2017 — 3, старики в Красноярске.
    2017 — 3000 м² огня в «Синдике» и отравленный воздух над Москвой.
    2017 — 1 смерть, полтысячи пострадавших и 120 строений на минус, Ростов-на-Дону.
    2018 — Кемерово. Пока ещё ссутся сосчитать.

Какая-то пизда, ошибочно родившаяся с пипкой, объявила траур в Кемеровской области. Сгорели десятки, если не сотни, русских людей — но траура по стране нет.

Ссыкунявые животные всегда имеют национальность, где ссыкунявость — первый признак и обусловлена анклавным характером их жизнедеятельности. Галахеры они, коэны или какие-то другие эдики. Эти педерасты всегда готовы дать по тапкам, так их учат горно-житомирские сообщества. В силу ограниченности жизненной школы, обезьяны несут ответ лишь когда уже поздно — оказавшись в замкнутом пространстве. Отсюда, и матерный комплекс, и гомосексуальные наклонности. Меньшинства же.*

Предложения сжечь их дома вместе со всей роднёй — невыгодно. Это потеря времени. К тому же, так вы сожжёте принадлежащее вам. Выжигать следует бессистемное обучение —
бесграмотность.

Жить в бесграмотности стрёмно: мир видится непостижимым чемоданом дичайших размеров, с вечно тёмными углами, в которых можно переждать.

__
*Первые нацисты в любом деле

такое

Это Проничева и оно у нас директор АО «ВДНХ». Той конторы, которая запретила допуск льготникам на главкаток страны в часы, самые сытные для кассового сбора. Именно запретила. Потому что 200, 300, 400, 500, 600 рублей (шестьсот прописью) для любой из передвигающейся ущербной личинки — это неподъём. Это шлагбаум.

Чучелко вообще не смущает дискриминационный посыл, который оно впрямую ебашит на сайте ВДНХ:

Тут прекрасен каждый абзац, тащемт. «Ты блядь дома посиди, нам без тебя-уёбка тесно». Ну или так: «Хлебало завали, доход. Не захочешь — заплатишь». Одна хуйня.

Перед Проничевой было поставлено письменное предложение — выкатить на люди свою версию резонности отмены льготного входа для тех, кто в большинстве и так придти-то не сможет. Проничева предусмотрительно въебала эффективнометр и отвечать не стала.

Ну, ок, это курица — ей дристать на жерди полагается сутками. Поэтому больше всего порадовали знания и способность не замечать дискриминацию, другого лица — очередного заместителя мэра по градострвительству Березина*. Этот, в ответ на удивление какого-то сука пенса, радостно рапортует о своей готовности... передать пожелания коммерческой структуре:

—  АО «ВДНХ» конечно должно действовать по договору с этоймосквой и соблюдать законы и приказы президента насчёт культуры и спорта, конечно оно входит в комплекс градостроительной политики и всякой там доступной среды, но нам похуй и потому договор мы тебе не покажем, а на льготников — как срали, так и срём. Что такое «в соответствии с действующим законодательством»? О каких нормах права речь? Да мне похуй. Пожуй.

Ну, скажем так: пиздишь. Ок, скажем корректнее: утаиваешь всю информацию, совершая служебный подлог. Всё было бы так, как расписал чинарь, не будь АО «ВДНХ» ещё и КП «ВДНХ» — казённым предприятием. Ну, ок. Пизди пока.

Такими градусами измерения своей работки, живёт одна часть общества. Не будь другой, нуу... гнили бы по домам, буквально.

*  *  *

Например, что мешало оргу очередной коммерческой выставки на Тишинке «Атмосфера Творчества», послать охуевшего пенса с его вопросом о параметрах доступа для инвалидов? Да ничего не мешало. Как не мешает другим включать отмаз «пандус есть и отъебитесь, денег ток не забудьте».

Но замечательный человек Жанна — дико усталая тётка почти незаметного роста — по одному лишь заданному ей вопросу, сориентировалась мухой. Не сразу, но в итоге решила проблему на пользу всем. Сначала, вместо 250, для убогих стало 150. Это по телефону. А на кассе, бабки принимать и вовсе отказались. Это называется — организатор знает, из суммы каких слагаемых растёт прибыль, как вот щас, так и на перспективу.

Чел реально умеет считать, понимает: ну не получишь ты денег с тяжело-больных пенсов! Ну блядь не доковыляет 99 процентов из них, ну не найдут они — от чего оторвать полштукаря. Ну арифметика такова, куда деваться. Зато настолько же благодарных посетителей, ты встретишь разве что среди детского народа, нигде больше.

У меня нет фотки Жанны, я постеснялся снять. Зато смог поблагодарить лично, заставил улыбнуться.

*  *  *

То, что случилось на той же Тишинке неделей раньше (выставка «Мишки Тедди 2017», ООО «Антарес Экспо»), возвращает в другую часть общества. В той, где вошкаются счетоводы-троечники на стабильном синдроме вахтёра. Может быть я вернусь к этому эпизоду и распишу на словах, но не теперь. Есть видос, склеил минут на восемь. Пока лежит на ютубах. Хотя орги уже поскакали туда — требовать жалобами свой слой шампуня на их драгоценные личики. Таким чего-нибудь объяснить — проще засудить.

Ну вот какие-то такие разницы.

 +  +  +

Пришёл ответ из Москомспорта, от Карташова.** Этот пиздец лишь подтвердил... Бля да что разоряюсь? Особенно когда одна фраза стоит всех отмаз мира:

  • «При выборе времени, в которое возможно предоставление льгот, в первую очередь учитывается необходимость обеспечения безопасности посетителей. В вечернее время, выходные и праздничные дни загрузка катка близка к максимальной пропускной способности (от 6000 до 10000 человек), оказание льготных услуг в это время не является возможным».

Ёбаный ты петух. Как же ты, интересно, обеспечишь сука безопасность инвалида, когда этот еблан-доходяга таки припрётся в столь неудачное для с(т)ебя время?

__
* Березин Андрей Юрьевич. Заместителя руководителя Департамента городского имущества города Москвы. Организует работу по координации деятельности хозяйственных обществ с долей города в уставном капитале, государственных унитарных и казенных предприятиях.

** Игорь Карташов. Заместитель начальника Управления физкультурно-массовой работы.

«Изучать заговоры стоит, так как они — одно из неизвестных в историческом уравнении. Впрочем, это касается только низших уровней наблюдения, ибо при тщательном рассмотрении сюда привносятся дополнительные детали. Так в заговорщике, даже если он безумец, открывается индивидуум, который проявляет себя на фоне народных настроений, оппозиций или влиятельных меньшинств. Кроме того, заговору должен сопутствовать успех. У исторического человека есть своя аура, сознание своей необходимости, сила, отводящая роковые удары. Здесь действует правило Наполеона: пока он в плену своей задачи, его не сломит никакая земная власть, но достаточно и пылинки, когда служба его исчерпана. Но как ввести в эту систему Цезаря и Генриха IV?

Заговоры действуют зачастую как стимуляторы, своими реакциями чётче выделяя тенденции, лежащие в основании времени. Как, например, неудачное покушение на Ленина. Когда личность, за коей охотятся, поражают в ее физически выявленное тело — это свидетельствует о грубом мышлении. С веток сбивают почки, но благодаря этому они пробиваются еще сильнее.

У Фиески хорошо выявлено безумие. Саморазрушительная сила такого поступка — слепая сторона исторической ткани, в чьей выделке он участвует. Луи Филипп проносится вдалеке, в сиянии блестящей свиты, в то время как Фиески, в маленькой замаскированной каморе запалив камин, поджигает фитиль своей адской машины, похожей на орган из ружейных стволов. Часть их взрывается;

осколки калечат ему руки и раскурочивают череп, в то время как на улице сорок человек захлебываются кровью, среди них и маршал Мортье. Такие натуры — носители дисгармонии;

следует спросить: адская ли машина взрывается здесь, или сам Фиески? Его долго лечили, а уж потом обезглавили. Сегодня он один из отцов церкви в катакомбах анархии».

Юнгер, «Излучения», февраль 1941 — апрель 1945.

Ну хуй знает.

Можно звенеть, называя коммерцию предпринимательством, а коммунизм — светлым будущим, но барыга останется барыгой, а общинность — банальной выгодой для каждого амиша. Доверие соседа получит тот, кто назовёт ему свои дела своими именами.

Благотворительность — дело?
Благотворительность — работа?
Благотворительность — результат работы?

Никто не видел врача-благотворителя* или слесаря-всемилостивоподавателя. Мало того, что им от своих станков отойти некогда. Они ещё и нахлебником ограблены — деутатом, хуеплётом, попом. Но тот и другой, оказывая помощь, отдадут — во-первых, своё, а во-вторых, полностью. Наполовину работяга пахать не приучен, иначе свои же с места и выпиздят. В отличие от халявщика, человек готов отдать заработанное за день: она знает как как работать и заработать завтра. Да и свои не оставят.

Это называется реальной помощью.

Доступна ли помощь барыгану, крадунку? Невозможно. Ему всегда не хватает очередного миллиона, он над прежними трясётся. Это нормально — раз потеряв, получить их от земли снова, он не способен. Потому крадунок «благотворительствует» лишь с пинка пахана «Не наглей, народ звереет, нам пизда!». И крадунок нехотя щедрит с последнего грабежа — полпроцента, четверть, микрон.

В обществе звонко процветающей благотворительности — проблема. С каждым днём, в нём не может становиться лучше: благо проплывает мимо его производителя.

*  *  *

Всё то же самое, хорошо иллюстрируют потуги разных сообществ — всяких благородных начинаний, от соцсетей до вышивальных клубов боксёрской перчаткой. Успешными из них становятся заточенные на ясно сформулированный ресурс с наименее длинным туннелированием «пришёл—поделал—ушёл». Провальными всегда будут собравшиеся ради собрания. Нельзя взять и убедить человека в том, что ты сдёрнул его с тёплой хаты ради высшего блага, вне интересов той хаты.

Ты можешь ему сказать «это ради общей хаты» и таки услышишь в ответ «окей», но пожрать и бабу ты ему обеспечь. И тут снова всё твоё организаторство упрётся в факт преимуществ любой вросшей хатки против хаты общей. И ты снова не потянешь без стройки стен общей хаты, гарантирующих ограду всем.

«... дворяне и помещики, декабристы и Герцен. Узок круг этих революционеров. Страшно далеки они от народа».

Заметим на примере форумов и пабликов: среди них совершенно импотентны тематические. Неважно — какой направленности. Абсолютно недееспособны без искуственной подпитки накруткой и рекламой, без виагры, без полицейского модерирования. Напротив, прекрасно себя чувствуют сообщества, объединённые по территориальным признакам. При нуле ресурсов и своей немногословной понятности каждому, они могут позволить себе шик малочисленности и любую перспективу.

Общность проблем должна быть не просто общей, а решаемой понятными и доступными ресурсами. В общем-то это и есть её формулировка.

__
тут про врача-врача

Потому что общественный транспорт надёжно охраняется разве что от депутатов, от их спонсоров и личинок.

Стримами автор надёжно идёт к облому общения с целевой аудиторией. Прямой эфир — мёртворождённый жанр коммуникации.

Всякий раз, с появлением чьего-нибудь анонса «состоится прямая трансляция», на горизонте прорисовываются похороны персонажа. Смена амплуа на бегу — они и есть, любая станиславщина подтвердит.

Жанр рассказа — это даже не вполне общение с автором. Это личный мультяш читателя, который он крутит непосредственно в себя, самостоятельно рисуя, двигая фигурки, заливая цветами. Потому мы и рёмся читать не только отжатых от мути Бабеля с Солдатенковым, но и всяких адово ненавистных но лишь бы понятных, чтобы творить пространство для диалога с собой, редкие минуты самоосознания.

Пару раз переписанный абзац, вычещенный минутный ютуборолик — не что иное, как уместная постанова света, интонаций, неприметная типографика, композиция. Совокупность всяких уважительных к зрителю штук, позволяющих участие и гарантирующих возврат благодарностью.

Но у зрителя стрима превалирует тяга перекричать соседа — он никогда не будет уверен в том, что его услышали вот прямо щас. Наглухо слизывается эффект общности аудитории, трансу-то и обсуждать потом никто не хочет. Для стрима более подходящим форм-фактором всегда будет торговля своим немым еблетом, чем метание в попытках угодить всем.

Р, распыление, растрата.

Каждому поколению человечьего биогенеза полагается удивляться зашкалу дегенератов в своём обществе и заниматься самокопанием «а вдруг мы сами виноваты». Смысла не лишено — человекоединицы нередко отдают саморегуляцию на откуп упырям, объявляющим себя тем или иным куском власти «вы поработайте, мы поуправляем». Со временем (чаще скорее, чем медленнее), ушная ссанина управляторов иссякает и они начинают плодить громмотводы протестов работяг от себя — врагов внешних и внутренних, мелких и крупных чиновников, всякие там меньшинства. Последние — самые звонкие и красочные, их держат за дурачков и прощают фэйлы.

Песочница упырей «Новая Газета» снова обгадилась. Латынина-стайл журналюжки расписали за питерскую уличную постанову. Тема — «домашний тиран избивает... эту как её... семью, о»! Якобы посвящается законодательному выведению семейных конфликтов из-под определённого уровня правовой ответственности.

О прямых аналогиях такого шага законотворцев с западноценными порядками, конечно же молчок. А зря — этими мелкими подбросами цемента, льётся фундамент под принципиально новое законодательство, в сравнении с которым ювенальное окажется писком для отвода глаз. Ну да ладно, сделаем вид, что Новая Газета состоит из эльфов не на половину, а на все сто процентов, языками не владеют, заказов не выполняют.

Организаторы перформанса снова порадовали заказушкой на мозговую блокировку общества против форм-фактора «крепкая русская семья» — агрессорами изобразили здоровых мужиков, работяг. Даллес такой Даллес...

Кстати, организаторы постановы — ребята более чем интересные: движение «Весна» почему-то пользуется преференциями разрешаторов массовых сборищ.

Это при том, что даже самые распоследние из либероидных психологов, распишут вам тирана-классику как дрища-задрота, с набором ярких дегенеративных мутаций. Те же психолухи не смогут утаить и того факта, что домашние террористы — суть всегда последыши тупорылых куриц, обычно одноночек. Но кино есть кино и амплуа насильника волокёт исключительно самец.

Такова уж сила подсознательных страхов говнарей, уверенных в собственной ущербности перед работягами, что заставляет их визуализировать наведённые экшены, проигрывать снова и снова — видя себя со стороны, лишь бы не в себе. А то ещё приснятся...

По сути, в акцию можно смело привлекать весь коллектив НГ, без грима и костюмов. Но хде бы тода взяцця грошыв... Не за то плотют.

* * *

Вообще, если окинуть орлиным взором известные антисоциальные движи, то наиболее уничтожительными для людей окажутся не войны, а те, в которых люди сами себе срут на голову. Одним из флажконосных, без баразу будут суфражистки и прочая куриная поебень. Настолько уверенного обезличивания женщины как человека, не добивался вообще никто. Никогда. Ни разу. Об этом всегда приятно вспомнить в восьмой день первого месяца весны.

Иной раз дыбится последнее оволосение от некоторых из онкофорумных тем. Люди перекупают друг у друга химиопрепараты «на попробовать», грузят друг друга рассказами о чудо-врачах и мега-травниках, сыпят подъездными названиями диагнозов, в которые свято верят. В итоге — теряют на этом драгоценные дни, позволяя опухолям разрастаться до безумных стадий. И всё это вместо того, чтобы сосредоточиться на верной диагностике ради определения верных же препаратов.

Понятно, что сходу не всякий готов к тяжёлому лечению и подсознательно отвергает врачей. Но хотя бы для себя нужно понять — кто есть рак, откуда взялся и рассмотреть, чтобы знать кого душить.

Клетка любой ткани, под воздействием изменений внешней среды, имеет право задуматься об эволюции и попытаться приспособиться к ним, изменив свой код. И даже зажить собственной жизнью вместе с такими же, если найдут подходящее место в теле. Так возникают опухоли из ткани-мутагена — сгенерировавшей мутированные клетки.

Вычисляют её патологоанатомы, путём забора биоптата из конгломераций, подозрительно напоминающих опухолевые процессы.

Обычно для этого направляются на операции той или иной сложности — от гастроскопии до резекций. Иногда и анализа крови хватает. Потом патологоанатом забирает биоптат (кусок опухоли, в данном случае) у хирурга и несёт на стружку, затем на окраску, на стекло, под микроскоп и давай сравнивать увиденное изображение с чем-то похожим в каталогах патологий. У них целые стеллажи таких книжек. Есть и генетические анализы, наиболее точные. В общем, примерно такими путями определяется ткань, из которой мутировала злокачка.

Ну а дальше — работа опытных товарищей, обычно химиотерапевтов. Если есть в производстве препарат — угнетатель роста вычисленной ткани-мутагена и деньги на него, значит пропишут его. «Таргетный» называется. Нету такого — значит будет более общая химиотерапия, нацеленная на угнетение репродуктивной способности клеток вообще. Чтобы уж наверняка.

К сожалению, пациент далеко не всегда располагает информацией о наименовании своей опухоли, а значит и о её точном источнике. Бывает и так, что сходив на томографию, человек узнаёт, например, об опухоли в том же лёгком и успокаивается — «всё, у меря рак лёгкого, сейчас вырежу, прохимичусь и ок».

Конечно, опухоль желательно удалить. А если это невозможно? Останется химия, но какая? Химии «от лёгкого» не существует, но пройдёт много времени, пока больной доберётся до сути процесса. Сказать, например, «рак лёгкого» — не сказать ничего, ведь в лёгких множество тканей, способных выделить клетки-мутанты и развить свою раковую опухоль — хоть в самом лёгком, хоть где-нибудь ещё.

Гаданиями потенциально снижается возможность подбора верного препарата и терапевтической стратегии.

Поэтому лучше понимать ту цель, к которой, по возможности, нужно стремиться при диагностике — узнать ткань, из которой всё вылупилось. Бери свой биоптат и носись с ним по разным лабораториям, пока не выяснишь. Трёх-четырёх исследований — обычной гистологии, иммуногистохимии, генетического анализа — для исключения ошибки хватит с избытком.

К тому же, за пару последних десятилетий определилось несколько принципиально новых направлений разработки таргетных препаратов. Да и иммунологи не спят, почти уже приучили иммунные т-клетки распознавать врагов в клетках-мутантах и поедать их. И тут, без их точного определения, никуда.

«Досмотрела „Молодого папу“. Всем советую. Отличный сериал. Хотя нет. Лучший за 2016 год».

«За год»?! Этшто? Типа, помимо одного сериала, чучело влило в себя ещё некий объём телеговна? А чё сразу-то не хуйнуть себя спиной о скамейку в парке? Отъедешь на вечный лежак-пролежак и смотри всё подряд, пованивай.

Надо будет выйти в Минздрав с предложением новой услуги...


  • С вами был предновогодний выпуск «Ярбух фюр Психоаналитише унд Психопатологише Форшунген» ёпта.
 
Ctrl + ↓ Ранее
Логоперс